z-trans-2  070401

ЕСЛИ ЭТОТ ТЕКСТ ОСКОРБИТ ЧЬИ-ТО РЕЛИГИОЗНЫЕ ЧУВСТВА, ПРОСТИТЕ - Я ЭТОГО НЕ ХОТЕЛ.

 

Работы по переносу малярии.

Связь между количеством крови, которое выпивают комары, и их заражаемостью возбудителем малярии.

Сравнение заражаемости комаров возбудителями малярии при кровососании на человеке и через мембрану.

Обзор данных по восприимчивости комаров фауны СССР к завезенным штам­мам малярийных паразитов.

Сохранение возбудителя малярии в комарах, получивших сублетальные дозы инсектицида.

Отсутствие влияния повторного кровососания комаров на их зараженность возбудителем малярии.

Плодовитость комаров Aedes aegypti в связи с их зараженностью возбудителем малярии Plasmodium gallinaceum.

Чувствительность к ДДТ комаров Aedes aegypti, зараженных возбудителем малярии.

Влияние контакта комаров с ДДТ на их восприимчивость к возбудителю малярии.

Всегда ли необходимы сахара для заражения комаров плазмодиями малярии.

Влияние условий развития комаров Aedes aegypti L. на их заражаемость Plasmodium gallinaceum Brumpt.

Новые модели циркуляции возбудителя малярии Plasmodium gallinaceum с использованием малярийных комаров фауны СССР.

Особенности восприимчивости Aedes togoi к Plasmodium gallinaceum.

Влияние состояния репродуктивной системы самок комаров на их заражаемость возбудителем малярии.


Связь между количеством крови, которое выпивают комары, и их заражаемостью возбудителем малярии.

Паразитология. 1990, т. 24, N 6, С. 474-479.

Одним из важнейших этапов эпидемического процесса при малярии являет­ся заражение переносчиков. Раскрытие механизмов, определяющих количествен­ные и качественные характеристики этого этапа - необходимый шаг в процессе поиска средств и методов перерыва передачи и тем самым борьбы с заболевае­мостью.

Общие соображения заставляют предполагать, что одним из факторов, оп­ределяющих заражаемость комара, является количество выпитой крови: чем больше крови, тем (при прочих равных условиях) больше гаметоцитов, тем вы­ше уровень зараженности переносчика. И так до тех пор пока не будет превы­шена "оптимальная доза", которая по мнению Алексеева (1985) существует для любой пары возбудитель - переносчик. Кроме того, увеличение количества выпитой крови усиливает растяжение средней кишки, что едва ли безразлично для прохождения оокинет через ее стенки.

Несмотря на то, что ответ на вопрос о влиянии количества принятой комаром крови на его зараженность представляет интерес и для эпидемиологов ( в плане построения модели процесса), и для экспериментаторов ( в плане оценки результатов опытов, связанных с заражением переносчиков), он иссле­дован еще недостаточно полно. Задача предлагаемой работы - оценить влияние количества выпитой крови и степени насыщения комаров на их заражаемость.

 

Материалы и методы

Работа выполнена на лабораторной модели малярии: P. gallinaceum (воз­будитель), Ae. aegypti (переносчик), цыплята (позвоночный хозяин). Комаров заражали на цыплятах с уровнем паразитемии 2-3 балла по шкале Немировской (1941).

Изменение количества выпитой комарами крови достигалось двумя спосо­бами: 1) специально выращивались разные партии крупных и мелких особей, которые соответственно выпивали разное количество крови для полного насы­щения; 2) при кормлении одной группы комаров части особей не давали воз­можность выпить полную порцию крови, а отбирали их в отдельный садок. Ко­личество выпитой крови определяли путем взвешивания комаров до и сразу же после кровососания. В одной серии опытов (она специально оговорена в тексте) комаров, получивших неполную порцию крови, докармливали на здоро­вом цыпленке до насыщения. Эта операция проводилась практически тотчас же после кормления на зараженном доноре.

В каждом опыте сравниваемые группы комаров имели один и тот же воз­раст (от опыта к опыту возраст варьировал в пределах 2-4 суток). Сравнива­емые группы кормили кровью одного и того же донора одновременно, что обес­печивало максимальную идентичность получаемой ими крови (и вместе с ней возбудителя). И до и после заражающего кормления комаров держали в одном и том же термостате при 28 ± 0.5 и влажности около 90 %. В период спорогонии комары имели возможность пить 10 %-ный раствор глюкозы, но крови не полу­чали, так как известно, что возбудитель способен успешно развиваться в пе­реносчике без повторного кровососания (Расницын, Жарова, 1984). Анализ за­раженности комаров проводили дважды: на 4-ые и 10-ые сутки после заражаю­щего кормления. В первый раз определялся ооцистный индекс (доля комаров, имеющих ооцисты) и обилие ооцист (среднее число ооцист на одного комара), второй раз - спорозоитный индекс (доля комаров, имеющих спорозоиты). По со­отношению ооцистного и спорозоитного индексов вычислялось сохранение воз­будителя в переносчике. Статистическая обработка проведена обычными мето­дами, принятыми в биометрии (Плохинский, 1961). Объем исследованного мате­риала представлен вместе с результатами.

 

Результаты и обсуждение

1. Заражаемость комаров разных размеров. В табл. 1 приведены данные, характеризующие размеры крупных и мелких комаров и количество крови, кото­рое они выпивают. Из табл. 1 видно, что вес крови пропорционален весу ко­маров (R=0.9 ± 0.1) и составляет в среднем 91 % от веса голодных особей. Пос­кольку велики различия в весе сравниваемых групп комаров (в среднем в 1.8 раза), соответственно велики и различия в количестве выпитой ими крови (в среднем в 2.0 раза).

Несмотря на разницу в количестве выпитой крови, различия в заражен­ности крупных и мелких комаров не выявились (табл.1). Из 6 опытов доля за­раженных среди крупных особей была выше, чем среди мелких лишь в половине случаев, да и то не более чем на 12 % . Аналогично, и уровень заражения, измеряемый числом ооцист, был практически одинаковым. Лишь в половине опы­тов число ооцист у крупных комаров было выше, чем у мелких. По всем опытам среднее число ооцист у крупных особей (40) почти в точности равно среднему чис­лу ооцист у мелких (42), а средняя доля зараженных (85 %) совпала.

Не обнаружено разницы и в сохранении возбудителя в сравниваемых груп­пах комаров (табл. 2). Показатели сохранения для крупных и мелких особей отличаются менее чем на 10 %. Конечно, отсутствие статистически значимой разницы не является доказательством сходства. Но тот факт, что различия не выявились в большом числе опытов, в которых использовано более 300 особей, говорит о том, что если они и имеются, то весьма слабые. Отсутствие разни­цы в заражаемости комаров разных размеров является подтверждением и объяс­нением опубликованных ранее данных (Званцов и др. 1989) о том, на заражае­мость комаров не влияют условия, в которых происходило их развитие.

2. Сравнение заражаемости особей, выпивших полную и неполную порцию крови. В тех случаях, когда комарам не давали возможности закончить крово­сосание, т. е. выпить полную порцию крови (табл.3), их зараженность резко снижалась. Причем это снижение не было пропорционально недостатку крови: когда комары выпивают 20-30 % от полной порции, они почти не заражаются (относительная доля зараженных особей не превышает 6 %, а относительное обилие возбудителя - 2 %); когда же количество выпитой крови достигает 40 и 50 % от полной порции, зараженность резко повышается. Важно отметить, что значение имеет не абсолютное количество выпитой крови, а относительное (к весу самки). В опытах 7-12 (табл. 3) использованы крупные особи, выса­сывающие в норме более 2.2 мг крови, но когда им удавалось получить только

0.5 - 0.7 мг они почти не заражались. В опытах 12 и 13, где использованы мелкие особи (насасывающие в норме менее 1.5 мг крови), то же количество крови (0.6 мг) приводило к повышению заражаемости. И все же, даже приняв почти половинную порцию крови крупные комары заражаются достоверно хуже, чем с полной порцией, в отличие от мелких особей, которые по заражаемости не отстают от крупных. Считать полученные результаты ошибкой репрезента­тивности не приходится - ее вероятность менее 0.01. Если учесть, что ана­логичные данные получены в следующей серии из 9 опытов (см. ниже), то на­дежность вывода возрастает еще больше (Р>0.9999).

3. Влияние докармливания комаров кровью здорового донора на их зара­жаемость. Тот факт, что на заражаемость влияет относительное количество крови, заставляет предполагать, что в этом процессе большую роль играет растяжение стенок средней кишки. Чтобы проверить это предположение, была поставлена третья серия опытов, где комарам давали возможность заполнить среднюю кишку до отказа, не увеличивая при этом количества заглоченных га­метоцитов. Это достигалось тем, что им не давали выпить полную порцию крови на зараженном доноре, а пересаживали на незараженного, где они докармлива­лись досыта. Количество принятой комарами крови приведено в табл.4.

Как и в предыдущей серии опытов, комары, не получившие полной порции крови, заражались хуже контрольных (с полной порцией) (табл.4). В 4 опытах из 9 они не заразились совсем. В среднем доля зараженных среди недокорм­ленных составила менее 3 %, что в 30 раз ниже, чем в контроле. Обилие ооцист у них было в 250 раз ниже. И это при том, что крови, а, следовательно, и возбудителя они получали меньше лишь в 4 - 12 раз.

Если комары, получившие неполную порцию крови, были потом докормлены на здоровом доноре, заражаемость их резко повышалась (табл. 4). Она превы­шала таковую недокормленных (вероятность случайной разницы не более 0.002). Особенно резко возрастала доля зараженных особей, достигая в сред­нем более половины (62 %) от этого показателя для контрольных комаров. Обилие ооцист возросло не так резко. Оно оказалось близким к тому, которое следовало ожидать, исходя из величины принятой ими порции зараженной кро­ви. Эти комары в среднем выпили 0.4 мг зараженной крови на особь, что сос­тавляет 16.0 % от средней полной порции; обилие ооцист у них в среднем 6.3 на особь, что составляет 18.7 % от среднего обилия ооцист у контрольных особей.

Докармливание зараженного переносчика на здоровом доноре не отрази­лось на сохранении возбудителя (табл. 2). В среднем 86 % особей, имевших ооцисты, имели затем спорозоитов в слюнных железах. У контрольных особей этот показатель примерно таков же (79 %).

 

Заключение

Приведенные факты свидетельствуют о том, какую большую роль играет степень заполнения средней кишки комара кровью в процессе заражения его возбудителем малярии. Не так, оказывается, важно абсолютное количество вы­питой крови (и соответственно количество заглоченных гаметоцитов), как тот факт, напился ли комар до отказа (до предельного расширения средней киш­ки), или принял неполную порцию. В последнем случае заражение происходит очень редко. Опыты показали, что для успешного развития возбудителя не обязательно, чтобы вся порция крови была от одного донора, оно происходит и при докармливании на незараженном доноре. При этом число развившихся возбудителей (число ооцист) пропорционально количеству принятой зараженной крови (т.е. числу заглоченных гаметоцитов). Обнаруженная зависимость дока­зывает правомерность предположения Алексеева (1986) о том, что восприимчи­вость комаров к плазмодиям связана со степенью слипания клеток эпителия средней кишки переносчика. Вероятно, при растягивании выпитой кровью клет­ки эпителия средней кишки уплощаются и слипание между ними ослабевает, что может облегчить оокинетам проникновение на наружную сторону - под базаль­ную мембрану.

В эпидемиологическом плане полученные данные подтверждают, как важно не допускать контакта комаров с больными и паразитоносителями. Если комар выпьет даже ничтожное количество зараженной крови и докормится на здоровом доноре, он станет эпидемически опасным.

 

Сравнение заражаемости комаров разного размера.

 

Номер

груп-

пы

Средний вес самок

Средний вес выпитой крови

Вес крови

к весу самки

%

Зараженность

n

мг

%

мг

%

n

ОИ

%

ОО

50

2.8

100

2.6

100 

93

20

90

26

 

 80

1.3

46 

1.0

38 

77 

23 

78  

32

 

50

2.5

100 

2.2

100 

88 

23 

96 

95

 

 50

1.5

60 

0.9 

41

60 

27 

93

83

 

 50

 2.4

 100

 2.0

 100

 83

 20

 100

 45

 

50

1.4

58

1.0

50

71

35

100

53

 

50

2.5

100

2.2

100

88

27

70

24

 

100

1.3

52

1.1

50

85

33

82

24

 

 50

 2.5

 100

2.2

100

88

27

70

24

 

100

1.3

52

1.1

50

85

33

82

24

 

 50

2.5

100

2.5

100

100

24

92

21

 

100

1.3

52

1.5

60

115

32

88

20

 

 100

2.2

100

2.3

100

104

28

61

7

 

100

1.3

59

1.5

65

115

21

67

10

 

Примечание. ОО - Обилие ооцист; ОИ - Ооцистный индекс.

 

Зараженность комаров, выращенных в разных условиях.

 

Сохранение возбудителя в комарах,  выпивших разное количество крови ( средние данные по всем опытам каждой серии).

Савниваемые группы

Число

опытов

n

ОИ

%

n

СИ

%

Сохранение

возбудителя, %

Крупные особи                                                   4            96   88      38       50               57

Мелкие особи                                                     4            127  91      65       59               65

Особи, выпившие полную

порцию зараженной крови                                 8            300  82     129      65              79

Особи, выпившие неполнуюпорцию

зараженной кровии докормленные

на здоровом доноре                                           8             251  55    144       46              84

 

Заражаемость комаров при законченном (полная  порция)  и незаконченном (неполная порция) кровососании.

Номер

группы

Выпито крови

Зараженность

мг

%

n

ОИ

%

ОО

               2.6            100                 20           90            26

               0.5             19                 18             6            <1

              2.2             100                 23          96              95

              0.5               23                 26           0                0

              2.4             100                 20         100             45

              0.7               29                 35            3              <1

10П             2.5             100                  24          92               21

10Н             0.6              24                   21           0                 0

11П             2.3            100                  28           61                7

11Н             0.6              26                  33            0                 0

12П             1.5           100                   32           88               20

12Н             0.6            40                    27           41                 1

13П            1.1            100                   33           82                24

13Н            0.6              55                   15           73               10

 

Влияние на заражаемость комаров их докармливания на здоровом доноре.

Номер

группы

Зараженная кровь

Незаражен-

ная кровь

мг

Зараженность

мг %

n

ОИ

ОО

14П               2.6  100                              0                31        65          12

14Н               0.3  12                                0                32         3          <1

14Д               0.3 12                                2.3              58        34            3

 

15П              2.6 100                                 0                51        41            7

15Н              0.4   15                                 0                30          0           0

15Д              0.4   15                                2.2              46        41            8

 

16П              2.5 100                                 0                48         73          14

16Н              0.6   24                                 0                32          0            0

16Д              0.6   24                              2.0                68         72          10

 

17П              2.3 100                                 0                39         97          63

17Н              0.2     9                                 0                33          3            1

17Д              0.2     9                              2.1                52         31           1

 

18П              2.0 100                                 0                 34        35            1

18Н              0.3   15                                 0                 19         0             0

18Д              0.3   15                               1.6                 32        6            <1

 

19П              2.4 100                                 0                  47       89           30

19Н              0.4   17                                 0                  30        7           <1

19Д              0.4   17                               2.1                 45      53              3

 

20П              2.9 100                                  0                 52       71           30

20Н              0.6   21                                  0                 32        0             0

20Д              0.6   21                                2.4                44       52             6

 

21П             3.2 100                                    0                59       90           77

21Н             0.4   12                                    0                 25        4         <1

21Д             0.4   12                                  2.9                35      57           10

 

22П             3.0 100                                     0                32       97          72

22Н             0.7   23                                     0                32        6            1

22Д             0.7   23                                   2.3               47       64          16

 

Литература

Алексеев А.  Н. Возможное значения фактора оптимальных заражающих доз в системе возбудитель-переносчик при малярии.  // Мед.  паразитол.- 1985.- N 3.- С. 10-17.

Алексеев А. Н. Взаимоотношения возбудителя малярии и беспозвоночного хозяина. // Малярийные паразиты млекопитающих. Протозоология. Вып.II.- Л.: Наука.- 1986.- С. 53-77.

Званцов А.Б., Ясюкевич В.В., Расницын С.П. Влияние условий развития комаров Aedes aegypti L. на их заражаемость Plasmodium gallinaceum Brumpt. Мед. паразитол. 1989, N 6, С. 68-71.

Немировская А.  И.  Закон реинокуляции при малярии. // Мед. паразитол.- 1941.- N 3-4.- С. 324-339.

Плохинский Н. А. Биометрия.- Новосибирск.- 1961.- 364 С.

Расницын С.П., Жарова А.Н. Отсутствие влияния повторного кровососания кома­ров на их зараженность возбудителем малярии. Паразитология. 1984, т. 18, N 2, С. 179-181.

 


Сравнение заражаемости комаров возбудителями малярии при кровососании на человеке и через мембрану.

Мед. паразитол. 1978, Т. 47, N 3, С. 88-91.

 

Применение искусственного кормления насекомых кровью (через мембрану) с целью определения их восприимчивости к возбудителям болезней человека весьма перспективно и довольно широко распространено. Преимущество этого метода связано с отсутствием прямого контакта человека с переносчиком. Описано много способов кормления насекомых через мембраны (3, 8). Этот ме­тод применяется для изучения биологии переносчиков и определения заражения их возбудителями инфекций (1, 2, 5, 6).

Цель настоящей работы оценить возможности заражения комаров возбуди­телями малярии при кормлении их через биомембрану и сравнить этот метод с заражением их непосредственно на человеке.

 

Материалы и методы

Для экспериментов использовали комаров Anopheles atroparvus из лабо­раторной культуры Института медицинской паразитологии и тропической меди­цины им. Е. И. Марциновского и штамм Plasmodium vivax, выделенный от боль­ного, заразившегося в Народной Демократической Республике Йемен (о. Сокот­ра). Опыты по изучению заражаемости комаров на человеке проводили на боль­ных, нуждающихся в маляриотерапии.

В опыт брали комаров 5 - 10-дневного возраста (в каждой партии было особи одного возраста), ни разу не получавших крови и содержавшихся при температуре 24-26оС и влажности около 70 %. они получали воду и 10 % раст­вор глюкозы. За сутки до заражения комаров лишали воды и глюкозы, а за 2-3 часа до заражения их помещали в условиях пониженной влажности (около 50%).

Во время кормления комары находились в маленьких садках (куб с ребром 10 см) в темноте. На больном комаров кормили, помещая садок с ними на обна­женную поверхность бедра на 30-40 минут.

Искусственное кормление осуществляли с помощью аппарата, описанного Rutlage и  соавт.  (7).Мембраной служила шкурка молодой белой мыши.  Кровь брали из локтевой вены больного,  смешивали с консервантом (3.8 %  цитрата натрия или  ЦОЛИПК 7 Б) в соотношении 4:1.  Перед кормлением комаров кровь переливали в кормушку и подогревали до 37оС.  Для предотвращения  оседания эритроцитов каждые  5-7 минут кровь в кормушке перемешивали.  Длительность кормления на человеке и через мембрану была одинаковой.

Сразу же после кормления напившихся комаров отсаживали в садок боль­шего размера и помещали в прежние условия. С 4-го по 11-й день комаров вскрывали для обнаружения ооцист и с 12-го дня - на наличие спорозои­тов. Заражаемость комаров оценивали по доле особей, содержащих возбудителя, а интенсивность заражения - по числу ооцист на желудке и количеству споро­зоитов в слюнных железах. Обилие спорозоитов оценивали по следующей шкале: от 1 до 10 на препарат, приготовленный из слюнных желез 1 комара - 1 балл, от 11 до 100 спорозоитов - 2 балла и более 100 спорозоитов - 3 балла.

В препаратах, приготовленных из крови, взятой из пальца у больных во время кормления комаров, а также из крови, подготовленной для искусствен­ного кормления, подсчитывали число мужских и женских гаметоцитов на 500 лейкоцитов.

Схема опыта: каждую партию комаров делили на две группы, 1-ю кормили на больном, 2-ю - через мембрану. Кровь для кормления комаров второй груп­пы брали у больного из вены непосредственно перед кормлением на нем кома­ров первой группы или сразу после него. Между взятием крови и кормлением комаров через мембрану проходило 1.5 - 2 ч.

Всего провели 9 опытов на 6 больных. Для удобства сравнения во всех таблицах одни и те же опыты обозначали одинаковыми номерами.

 

Результаты и обсуждение

1. Привлекательность для комаров кормушки с кровью. При сравнении числа комаров, напившихся на человеке и через мембрану (табл. 1), было от­мечено, что они в обоих случаях питались одинаково охотно (на человеке в среднем насосалось крови 57 % комаров, а через мембрану - 59 %).

2. Обилие половых форм возбудителя в крови, которой кормили комаров. В табл.2 приведены результаты определения числа гамонтов в разных участках кровяно­го русла у одного больного. Для мужских гамонтов коэффициент корреляции между их числом в разных участках кровяного русла равен 0.98±0.07, для женских - 0.99±0.07. Число гамонтов, приходящееся на 500 лейкоцитов в пе­риферической крови, хотя и незначительно (на 10 %),но все же достоверно ниже, чем в венозной (P<0.05).

Исследования показали, что в крови с консервантом половые формы па­разитов сохранялись в течение срока, значительно превышающего таковой меж­ду взятием крови у больных и кормлением комаров (табл.3).

3. Заражаемость комаров при разных способах кормления кровью. В обоих сравниваемых способах кормления кровью комары заражались практически оди­наково (табл.4). Ооцисты были обнаружены у 36 % самок, накормленных на че­ловеке, и у 34 % самок, накормленных через мембрану, спорозоиты соответс­твенно - у 24 и 20 %. Показатели обилия ооцист и спорозоитов также сущест­венно не отличались. Во всех опытах обнаружен небольшой процент комаров со спорозоитами в слюнных железах по сравнению с процентом комаров, у которых были обнаружены ооцисты. Эта разница не случайна (P<0.01), объясняется она, по-видимому, тем, что у части особей либо задерживалось развитие ооцист, либо спорозоиты не достигали слюнных желез. Такое же явление было отмечено в опытах Collins и соавт. (4).

 

Заключение

При сравнительной оценке заражаемости комаров возбудителем малярии установлено, что испытанные методы дают очень близкие результаты. В обоих случаях комары одинаково охотно насасываются крови, процент зараженных особей в обоих случаях существенно не различается ( имеющаяся разница объ­ясняется разведением крови консервантом), показатели интенсивности зараже­ния переносчиков различаются также несущественно. Полученные результаты аналогичны данным других авторов, изучавших заражаемость Aedes aegypti возбудителем малярии птиц (5) и возбудителем тропической малярии (9).Метод искусственного кормления комаров кровью вполне приемлем для изучения малярийных комаров к возбудителям малярии человека.  Кроме того,  наши опыты показали высокую восприимчивость исследованной популяции An.  atroparvus к южноаравийскому штамму P.vivax.

 

Литература

1. Bishop A., Gilchrist B. // Nature. - 1944.- Vol. 153.- P 713-714.

2. Bishop A., Gilchrist B. // Parasitology. - 1946.- Vol. 37.- P 85-100.

3. Collins W.  E., Harrison A. J., Skinner J. C. // Mosquito News.- 1964.- Vol. 24.- P. 25-27.

4. Collins W. E., Contacos P. G., Richardson B. B. et al. // Am . J. trop. Med. Hyg.- 1976.- Vol. 25.- P. 372-375.

5. Gierberg E. J., Kutz F. W. // J. med. Entomol.- 1971.- Vol. 8.- P. 610-612.

6. Gordon R. M. // Ann. trop. Med. Parasit.- 1922.- Vol. 16.- P. 425 Ru64-407-419.

7. Rutlage L. C., Ward R. A., Gould D. // Mosquito News.- 1964.- Vol. 24.- P. 407-419

8. Sen S. // Indian J. med. Res.- 1917.- Vol. 4.- P. 729-753.

9. Yoeli M. // Riv. Malariol.- 1938.- Vol. 17.- P. 62-66.

Таблица 1. Питание комаров на человеке и через мембрану.

 

N опыта

Показатели

на человеке

через мембрану

Число подсаженых

% напившихся

Число подсаженых

% напившихся

1

100

89

150

43

 

2

100

48

120

75

 

3

100

55

100

55

 

4

100

55

100

74

 

5

90

80

70

51

 

6

100

42

100

50

 

7

50

38

50

64

 

8

80

50

80

65

 

9

80

54

100

56

 

Всего

800

57

870

59

 

 

Таблица 2. Число гамонтов на 500 лейкоцитов в крови больных.

 

N опыта 

Дата опыта

Боль- ной

Пол 

Поряд ковый N приступа

Мужские гамонты

Женские гамонты

П

В

П

В

1

3/II 1977 г.

К.

ж.

6

1

2

3

5

2

7/II 1977 г.

К.

ж.

8

2

5

8

9

3

28/II 1977 г.

Ш.

ж.

5

32

37

53

59

4

2/III 1977 г.

Ш.

ж.

6

11

11

17

19

5

17/III 1977 г.

Ш.

ж.

6

9

13

12

13

6

7/IY 1977 г.

П.

ж.

4

14

15

18

19

7

9/IY 1977 г.

Б.

ж.

6

8

10

14

15

8

9/IY 1977 г.

П.

ж.

5

11

17

19

21

9

17/IY 1977 г.

E.

ж.

5

35

35

54

50

В среднем

 

 

 

 

13.7

16.1

22.0

23.3

П – в перефеческойческой крови.

В - в венозной крови.

 

Таблица 3.  Число гамонтов (на 500 лейкоцитов) в крови с консервантом в разные сроки после ее взятия

Срок от начала

опыта, часы

Мужские   гамонты

Женские  гамонты

больная Б.

больная П.

больная Б.

больная П.

0.5

9

-

16

-

1.0

11

14

20

24

1.5

12

15

16

27

2.0

4

14

8

19

2.5

13

10

15

21

3.0

7

11

13

14

3.5

10

14

12

18

4.0

9

10

13

21

4.5

8

9

14

17

 

Таблица 4.  Зараженность комаров и обилие в них возбудителей при раз­ных способах кормления кровью

N опыта

Наличие ооцист при кормлении

Наличие спорозоитов при кормлении

на человеке

через мембрану

на человеке

через мембрану

А

Б

В

А

Б

В

А

Б

Г

А

Б

Г

1

32

22

1.6

16

19

2.0

32

16

2

18

11

1

2

20

30

2.0

31

23

3.0

15

27

1

47

15

2

3

10

60

9.8

39

33

19.5

23

35

3

33

27

2

4

12

33

2.5

16

38

2.0

21

24

2

40

15

2

5

10

60

18.3

14

43

6.0

28

18

2

18

28

1

6

14

29

1.8

14

29

1.5

13

23

1

25

20

2

7

4

50

1.0

8

38

2.3

10

30

1

20

15

2

8

9

44

48.0

12

50

10.1

7

29

2

25

24

2

9

13

38

1.2

14

29

1.2

20

30

2

30

23

2

Примечание. А - число вскрытых комаров, Б - % зараженных особей, В - среднее число ооцист на зараженный желудок, Г - максимальной обилие споро­зоитов в баллах.


Review of Data on Susceptibility of Mosquitos in USSR to imported strains of Malaria Parasites.

(Обзор данных по восприимчивости комаров фауны СССР к завезенным штам­мам малярийных паразитов.)

Bull. WHO. 1982, v. 60, N 6, p. 893-897.

 

Эта статья рассматривает доступные данные по восприимчивости комаров Советского Союза к завезенным из Азии и Африки штаммам возбудителей маля­рии. В дополнение к ранее опубликованным сведениям статья содержит также результаты новых экспериментов, проведенных авторами.

В настоящее время малярия завозится во многие страны, включая и СССР, которые раньше были свободны от этой инфекции (1-4), что приводит к разви­тию местных очагов заболевания (3, 5-8). Циркуляция возбудителя зависит в первую очередь от восприимчивости местной популяции комаров к завезенным видам и штаммам малярийного плазмодия, т. е. от способности паразита дос­тигать в комаре заражающей спорозоитной стадии. Таким образом, изучение восприимчивости комаров к возбудителю малярии является важным аспектом программ по борьбе с малярией. Кроме того, сравнение восприимчивости ви­дов, являющихся переносчиками малярии к различным видам и штаммам паразита могут быть использованы при изучении межвидовых различий паразитов (ксенодиагностики).

Многие виды комаров, обнаруженные в СССР, специфичны для этой терри­тории: следовательно, хотя имеется большой объем информации по восприимчи­вости зарубежных комаров (9-13), эти данные далеко не всегда могут быть использованы для оценки возможности циркуляции завезенных штаммов в данной стране.

Систематическое изучение восприимчивости комаров Советского Союза к зарубежным штаммам малярии было начато в 1975 году. До этого, такие данные были получены только Тибурской (14,15), которая показала, что Anopheles atroparvus восприимчивы к 3 штаммам Plasmodium vivax из юго-восточной Азии.

К настоящему времени изучены 4 вида комаров: An. atroparvus, An. messeae, An. sacharovi, An. subalpinus. Эти виды наиболее эффективные переносчики местных штаммов малярийного паразита. Опубликованные результаты изучения восприимчивости этих видов комаров к P. vivax (табл.1) показывают, что все исследованные виды восприимчивы к паразиту. Согласно опубликованным данным P. vivax имеет широкий круг переносчиков, и следовательно, можно предпола­гать, что виды комаров, способные передавать местные штаммы возбудителя малярии, будут также восприимчивы к завозимым штаммам. Широкие границы потенциальных переносчиков P. vivax дают возможность его легкому распрост­ранению на ранее не эндемичные территории. При сравнении восприимчивости комаров An. maculipennis (табл.2) видно, что развитие паразита до стадии ооцисты одинаково у всех из них, но доля доживших до спорозоитов различа­ется. Ооцистно-спорозоитный индекс (т. е. процент комаров с ооцистами ко­торые затем развились в спорозоиты) у An. messeae (21±7%) был значительно ниже чем у An. atroparvus (62±4) и An. sacharovi (59±11 %) (Р<0.01).Это означает, что развитие ооцист в спорозоиты происходит гораздо реже у An. messeae, чем у других видов. Это может объясняться либо разрушением споро­зоитов, либо их неспособностью достигать слюнных желез (17).

Сравнение развития различных штаммов P.  vivax в одних и тех же видах комаров показывает лишь незначительные различия в восприимчивости перенос­чиков. Приэтом все имеющиеся различия связаны с различным  первоначальным уровнем паразитемии и небольшим объемом материала. Следовательно, есть ос­нования предполагать, что P. vivax однороден по отношению к переносу кома­рами в пределах всего набора переносчиков. Однородность P. vivax объясняет возможную опасность,  связанную с заносом любого штамма из любой части его ареала.

Результаты изучения  восприимчивости  комаров  к  завезенным  штаммам P.falciparum представлены в табл. 3. An. atroparvus и An. messeae не восп­риимчивы к штаммам P.falciparum из Африки и юго-восточной Азии. Полученные данные согласуются с ранее опубликованными (10, 11).

Опыты по определению восприимчивости An. sacharovi к завезенным штам­мам P.falciparum показали противоположные результаты. В большинстве слу­чаев (21 опыт на 300 комарах) развития паразитов не наблюдалось, но некоторые дали положительный результат. Для решения этого вопроса необходимы дополнительные эксперименты.

В опытах по заражению An. subalpinus африканским штаммом P.falciparum в слюнных железах комаров были найдены спорозоиты.

Развитие P.falciparum в An.  sacharovi и An.  subalpinus дает возмож­ность полагать, что другие южные виды комаров могут быть также восприимчи­вы к тропическим штаммам паразитов. Для проверки этого предположения необ­ходимы дальнейшие исследования.

Наши исследования показали различия в уровне адаптации к переносчикам разных штаммов  P.falciparum. An. atroparvus, An. messeae и An. sacharovi являются эффективными переносчиками местных штаммов паразита, но в отноше­нии завозных штаммов первые два - невосприимчивы,  а последний может  быть восприимчив в отдельных случаях. Похожие результаты были получены исследо­вателями в других странах (9,  10), показавших, что P.falciparum неодноро­ден в пределах своего ареала (19).

Изучение восприимчивости комаров к завезенным штаммам P.  ovale и P.ma­lariae проводилось  в  небольших  объемах  так как завоз этих видов в СССР происходит относительно редко.  Во всех опытах (табл. 4) развития этих па­разитов в An.  atroparvus не было установлено.  В отношении P. ovale полу­ченные результаты дают возможность предположить низкий  уровень  адаптации (если она  вообще существует) этого вида плазмодия к изученным видам кома­ров.

 

Таблица 1. Восприимчивость комаров фауны СССР к завезенным штаммам P. vivax.

Вид комаров и источник сведений

источник штаммов

Ч-ш

Ч-о

число гаметоцитов на 1 мкл крови

Результаты

 

Ч-ж

Ч-с

ОИ

СИ

мужских   женских

 

A. sacharovi   20

Лаос

1

2

144-220  132-325

41

23

29

17

 

A. messeae     20

Лаос

1

3

  70-220  139-325

67

28

34

7

 

A. atroparvus 20

20

20

-

20

21

Нигерия

Индия

Пакистан

Вьетнам

Лаос

Бразилия

1

2

3

1

1

1

1

2

3

13

5

8

30               51

71- 96   134-170

17-44       32-90

12-326     35-541

63-220     123-325

49-555     55-230

33

38

43

212

273

98

41

8

40

275

134

48

12

13

7

25

24

15

7

12

5

15

15

14

 

 

Примечания:

Ч-ш - число штаммов; Ч-о – число опытов; Ч-ж – число особей, исследованных на ооцисты; Ч-с = число особей, исследованных на спорозоиты; ОИ – ооцистный индекс - процент комаров с ооцистами; СИ – спорозоитный индекс - процент комаров в которых найдены спорозоиты.

Там, где проведено несколько экспериментов, даны минимальные и максимальные значения.

 

Таблица 2.Восприимчивость разных видов комплекса An. maculipennis к штаммам Pl.vivax из НДР Лаос.

 

Виды комаров

Ооцист-

ный индекс

Среднее число ооцист на зараженного комара

Спорозо итный индекс

Доля выживших гаметоцитов (%)

Ооцисто спорозоит-

ный индекс

мужских

женских

A.messeae

34±6

6.4

7±5

0.47

0.31

21±7

A.atroparvus

24±3

7.3

15±3

0.49

0.35

62±4

A.sacharovi

29±7

7.2

18±8

0.48

0.39

59±11

 

Таблица 3. Результаты заражения комаров завезенными штаммами P.falciparum.

 

Вид

L

источник штаммов

Ч-о

Ч-ш

Ж

М

Ч-ж

Ч-с

ОИ

СИ

A.subalpi nus

22

ЦАР

1

1

29

48

0

4

-

25

A.sacharovi

20

20

22

21

22

20-22

22

20-22

20

-

-

-

-

Верхняя Вольта

Гана

ЦАР

ЦАР

Либерия

Конго

Заир

Гвинея Биссау

Мали

Гвинея

Экватор. Гвинея

Индия

Пакистан

2

1

4

2

1

2

1

5

4

1

1

1

1

2

1

4

2

1

2

1

5

4

1

1

1

1

13-14

30

29

13-27

3

26

-

5-19

8-12

-

17

-

-

26-28

48

48

13-27

8

90

-

5-48

8-25

-

51

-

-

35

14

0

17

5

15

0

30

32

13

9

10

11

22

7

20

10

0

18

5

31

19

8

4

8

11

0

0

-

0

60

0

-

0

0

0

0

0

0

0

0

30

0

-

0

0

0

0

0

0

0

0

A.atroparvus

20

20

20

20

20

20

20

-

20

20

-

20

-

-

Мали

Гвинея Биссау

Гвинея

Берег Слоновой Кости

Верхняя Вольта

Гана

ЦАР

Того

Сомали

Замбия

Экватор. Гвинея

Конго

 Индия

Пакистан  

8

5

1

1

2

1

2

1

2

1

5

2

2

1

7

5

1

1

2

1

2

1

2

1

5

2

2

1

7-12

 6-60

 -

48

13-40

30

13-27

24

38-71

11

17-62

10-26

12

-

8-25 

5-48 

-

36

26-28

40

13-27

12

50-114

11

33-132

20-90

22

-

214

172

38

33

86

51

50

37

65

33

107

75

45

49

246

129

29

22

60

31

46

24

38

35

114

46

44

31

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

A.messeae

20

20

-

20

20

20

-

20

-

-

Мали

Гвинея Биссау

Гвинея

Верхняя Вольта

Гана

ЦАР

Экватор. Гвинея

Конго

Индия

Пакистан  

4

3

1

2

1

2

1

1

1

1

4

3

1

2

1

2

1

1

1

1

8-12 

6-12 

-

13-14

30

13-27

17

26

-

-

8-25 

 5-18

 -

26-28 

 46

13-27

51

90

-

-

63

62

27

39

19

29

10

26

22

18

58

53

21

38

18

19

7

7

16

16

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

Примечания: ЦАР = Центрально-африкан­ская респ. L = источник сведений; Ч-ш - число штаммов; Ч-о – число опытов; Ч-ж – число особей, исследованных на ооцисты; Ч-с = число особей, исследованных на спорозоиты; ОИ – ооцистный индекс - процент комаров с ооцистами; СИ – спорозоитный индекс - процент комаров в которых найдены спорозоиты. Ж = число женских гаметоцитов на 1 мкл крови. М = число мужских гаметоцитов на 1 мкл крови.

Там, где проведено несколько экспериментов, даны минимальные и максимальные значения. Там, где не указан источник сведений, данные публикуются впервые.

 

Таблица 4. Результаты заражения A. atroparvus завезенными штаммами P. ovale и P. malariae.

Паразит

Происхождение штамма

Ч-ш

Ч-о

Ж -      - М

Ч-ж

Ч-с

ОИ

СИ

P.malariae

Гвинея

1

1

25     --      33

10

21

0

0

P.ovale

Гвинея

Мали

ЦАР

Мозамбик

Объеди­ненная республ.

Танзания 

2

1

1

1

 

1

2

1

1

1

 

1

9-14 -- 14-18

9      --      13

12   --         14

20     --       30

 

30    --         40

41

27

68

29

 

31

50

24

27

16

 

32

0

0

0

0

 

0

0

0

0

0

 

0

Обозначения как в табл. 3.

 

Цитированная литература

1. Сергиев П. Г. и др. Малярия в СССР в 1963-1965 г и пути ее предупрежде­ния в 1966-1970 // Мед. паразитол.- 1966.- Т. 35.- С. 444-457

2. Немировская А.  И. Сравнительный анализ завезенной малярии. // Мед. па­разитол.- 1969.- Т. 38.- С. 200-206

3. Чагин К.  П. и др. Проблема завоза малярии в СССР. // Мед. паразитол. - 1975.- Т.44.- С. 396-405

4. Дашкова Н. Г. и др. Завоз малярии в Москву из-за границы. // Мед. пара­зитол.- 1978.- Т.47.- С. 105-109.

5. Ambroise - Thomas P.  et al.  Reappearans of malaria in Corsica. Impor­tans of a sero-epidemiological survey.  // Bull. de la Societe de Patholo­gie exotique et de ses filiales.- 1972.- Vol. 65.- P. 533-542

6. de Zulueta J. Malaria eradication in Europe: the achievement and the difficulties ahead. // J. of tropical medicine and hygiene.- 1973.- Vol. 76.- P. 279-282

7. Schultz M.  G.  Imported malaria.  // Bull. World Health Organization.- 1974.- Vol. 50.- P. 329-336

8. Чагин К.  П. Завоз малярии в СССР и предупреждение его эпидемиологичес­ких последствий. // В сб.: Актуальные проблемы этиологии, патогенеза, кли­ники и лечения тропических болезней.- М.- 1976.- С. 19-21

9. Games F. Some general resulta of a study of induced malaria in England. // Transactions of the Royal Society of Tropical Medicine and Hygiene.- 1931.- Vol. 24.- P. 478-534

10. Shute P.G., Maryon M. Studies in transmission of P. malariae by Anop­heles mosquitoes. // Parasitology.- 1951.- Vol. 41.- P. 292-300

11.de Zulueta J.  et al. Receptivity to malaria in Europe. // Bull. of the World Health Organization.- 1976.- Vol. 52.- P. 109-111

12. Collins W.  E.  et al.  Studies on human malaria in Aotus monkeys.  I. Sporozoite transmission of P. vivax from El Salvador. // J. of parasitolo­gy.- 1973.- Vol. 59.- P. 606-608

13. Collins W.  E. et al. Studies on human malaria in Aotus monkey. 6. In­fectivity of Plasmodium malariae to different anofelins.  // J. of parasi­tology.- 1975.- Vol. 61.- P. 941-943

14. Тибурская Н.  А.  Продолжительность инкубационного периода при малярии вызванной Корейским штаммом P. vivax . // Мед. паразитол. - 1962.- Т. 31.- С. 643-648

15. Тибурская Н. А. Описание штаммов возбудителя трехдневной лихорадки, вызыващей острую инфекцию после непродолжительной инкубации. // Мед. пара­зитол. - 1965.- Т. 34. - С. 667-672

16. Boyd M. F., Kitchen S. F. The comparative susceptibility of Anopheles quadrimaculatus, Say and Anopheles punctipennis, Say to Plasmodium vivax, Grassi and Feletti and Plasmodium falciparum Welch. // Amer. J. of tropi­cal medicine.- 1936.- Vol. 16.- P. 67-73

17. Collins W.  E.  et al.  Development of different strains of Plasmodium vivax in two species of Anopheles.  // Amer.  J.  of tropical medicine and hygiene.- 1976.- Vol. 25.- P. 373-375

18. Collins W. E. et al. Studies of human malaria in Aotus monkeys. 7. Comparative infectivity of two strains of P. vivax to An. freeborni, An. maculatus and four strains of An. albimanus. // J. of parasitology.- 1976.- Vol. 62.- P. 490-494

19. Лысенко А. Я., Бароян О. В. Малярия. // В кн.: Новые аспекты тропичес­кой патологии.- М., Медицина.- 1979.

20. Daskova N.  G. Zarazyavanie na An. m. atroparvus s vneseni Schamove na tridnevna malaria i tyahnoto epidemiologicno znacenie.  // Letopisi na hi­gienno-epidemiologicnata sluzba.- 1977.- Vol. 4.- P. 160-164

21. Бибикова В. А. Экспериментальное изучение восприимчивости комаров к завезенным штаммам возбудителя человеческой малярии. // Тез. докл. XVI Всесозн. съезда микробиол. и эпидемиол.- Ульяновск.- 1977.- С. 259-261

22. Дзавадов Р.  Б. и др. О восприимчивости комаров Anopheles m. sacharovi и Anopeles m.  subalpinus к инфицированию возбудителем тропической малярии из Африки. // Мед. паразитол.- 1978.- Т. 47.- С. 84-87


Сохранение возбудителя малярии в комарах, получивших сублетальные дозы инсектицида.

Мед. паразитол. 1984, N 5, С. 82-84.

 

Применение инсектицидов в борьбе с переносчиками возбудителей болез­ней человека далеко не всегда вызывает гибель всех целевых объектов. Часть особ, вошедших в контакт с применяемыми препаратами, в силу ряда причин (резистентность, кратковременность контакта, низкая концентрация препарата и т. п.) получает сублетальную дозу инсектицида и остается живой. Для того чтобы правильно оценивать эффективность проведенных мероприятий, важно знать не только численность оставшихся, но и их векторные способности. Особенно важно знать сохраняется ли возбудитель в переносчике, контактиро­вавшем с ядом, так же как в интактном.

Известно, что сохранение и развитие возбудителя в переносчике зависит от физиологического состояния последнего (5, 19, 20), от питания перенос­чика (6, 7. 11, 18, 21), а также прямо или опосредованно от многих внешних факторов: биологических (1), физических (3, 13, 14), химических (12, 16) и т. п. Поскольку инсектициды оказывают существенное влияние на протекание биохомических и физиологических процессов в организме насекомых (2, 4, 8, 15, 17), нельзя исключить, что они прямо или косвенно могут затронуть и развитие возбудителя.

Несмотря на большую практическую важность вопроса о сохранении возбу­дителя в переносчиках, получивших сублетальные дозы инсектицида, ему уде­лялось очень мало внимания. Опубликованные на эту тему работы (9, 10) по­казали, что постоянное содержание комаров в обработанные инсектицидом сад­ках не снижает доли зараженных особей. Такой опыт дает лишь первое грубое представление о влиянии инсектицида. Он не позволяет учесть возможные раз­личия в чувствительности разных стадий возбудителя и не позволяет судить о возможном влиянии инсектицида на обилие возбудителя в переносчике.

Задачей настоящей работы было оценить сохранение возбудителя малярии в комарах, получивших сублетальные дозы ДДТ на разных стадиях развития возбудителя. Особое внимание было уделено определению количественных ха­рактеристик.

Материал и методы

Работа выполнена на модели Plasmodium gallinaceum Brumpt и Aedes ae­gypti (L). Оценивалось возможное влияние инсектицида на возбудителя в раз­ные периоды его развития: 1) в период прохождения полового процесса (через час после приема комаром зараженной крови); 2) в период жизни оокинеты (через сутки после приема крови); 3) в начальный период развития ооцист (через 2-3 суток после приема крови); 4) в период окончания созревания оо­цист (через 6 суток после приема крови); 5) после окончания спорогонии (через 10-12 суток после приема крови).

Опыты ставились следующим образом: партию одновозрастных комаров на­кармливали кровью больного малярией цыпленка. Из партии выбраковывали всех особей, кроме тех, что получили полную порцию крови. Накормленных комаров держали в термостате при 27-280 и влажности 90-95 %, давая им возможность питаться раствором глюкозы. Через определенное время при достижении возбу­дителем заданной стадии развития партию комаров делили на две группы, одну из которых (опыт) подвергали 30-40 минутному контакту с бумагой, пропитан­ной 4 % раствором ДДТ, по методике ВОЗ (5), а другую оставляли интактной. После контакта комаров возвращали в прежние условия и выдерживали до обра­зования у них зрелых ооцист или спорозоитов. Затем комаров вскрывали и оп­ределяли у них наличие возбудителя и (в случае наличия) подсчитывали число ооцист.

Данные по объему исследованного материала приведены вместе м резуль­татами опытов (см. таблицу).

Результаты и обсуждение

Во всех вариантах опытов зараженность комаров, получивших сублеталь­ные дозы инсектицида, существенно не отличались от аналогичного показателя у контрольных (интактных) комаров. Несмотря на исследование большого коли­чества особей (более 1000), существенных различий ни в доле зараженных особей, ни в обилии возбудителя в переносчике выявить не удалось.

Микроскопические исследования возбудителя малярии в комарах, получив­ших сублетальные дозы инсектицида в разные периоды развития в них возбуди­теля, не выявили патологии спорозоитов. Проведено 3 кормления зараженных комаров, контактировавших с ДДТ, на здоровых цыплятах. Во всех случаях произошло заражение позвоночного хозяина, показавшее, что возбудитель не только сохраняется, но и не утрачивает вирулентность.

Контакт Aedes aegypti с сублетальными дозами ДДТ не повлиял на выжи­ваемость в них Plasmodium gallinaceum, однако этот факт не является доказа-

тельством того, что подобное отсутствие эффекта следует ожидать вне зави­симости от характера инсектицида и от видовых особенностей паразита и пе­реносчика. Полученные данные заслуживают внимания. Не исключено, что и в других случаях особи, уцелевшие от обработок, могут остаться активными пе­реносчиками. Для проверки этого предположения требуется исследование эпи­демиологически важных видов с помощью инсектицидов, применяющихся на прак­тике.

Выводы.

1. Получение комарами сублетальных доз инсектицида ДДТ не вызывает гибели в них возбудителей малярии ни на одном из этапов развития плазмо­дия.

2. Получение комарами сублетальных доз инсектицида ДДТ не вызывает снижения вирулентности находящихся в нем возбудителей малярии.

3. Комары, зараженные возбудителем малярии и уцелевшие от обработок инсектицидом ДДТ, сохраняют эпидемиологическую опасность в качестве пере­носчиков.

 

Литература

1. Akhtar R., Hayea C.G., Baqar S. // J. Parasit.- 1981.- Vol. 67.- 571-573.

2. Brooks G. T. // In: Societe Chemie.- London.- 1980.- P. 41-45. iCh78-115-119

3. Christensen B.M., Hollander A. L. // Proc. helmint. Soc. Wash.- 1978.- Vol. 45.- P. 115-119.

4. Dabbour A. L., Ahmed Y. M. // Meded. Fac. landbouwwetensch Rijksuniv. Gent.- 1979.- Vol. 44.- P. 229-233.

5. Distelmans W., Haeseleer F.D., Kaufman L. et al. // Ann. Soc. belge Med. trop.- 1982.- Vol. 62.- P. 41-47.

6. Ghost T.  N.  // Proc.  Indian Nat.  Sci.  Acad.- 1980.- Vol.  B46.- P. 852-854.

7. Ghost T.  N., Ray H. N. // Bull. Calcutta Sch. trop. Med.- 1957.- N 5.- P. 27. iKa80-149-152

8. Karabensch K., Otto D. // Arch. Phytopath. u. Planzenschutz.- 1980.-Bd. 16.- S. 149-152. iMo55-287-296

9. Mochan B. N. // Indian J. Malar.- 1955.- Vol. 9.- P. 287-296. iMo60-179-185

10.Mochan B. N. // Ibid.- 1960.- Vol. 14.- P. 179-185. iMo81-125-136

11.Moloo S. K. Effects of maintaining Glossina morsitans on different hosts upon the vector's subaequent infection rates with pathogenic trypa­nosomes. // Acta trop.- 1981.- Vol. 38., N 2.- P.125-136.

12.Noblet R., Weathersby A. B. // Exp. Parasit.- 1973.- Vol. 34.- P. 417-425.

13.Ragab H. A. // Nature.- 1949.- Vol. 163.- P. 643-644. iRi76-655-656

14.Richey T. J., Rodriguez P. H. // J. Parasit.- 1979.- Vol. 62.- P. 655-656.

15.Samaranayaka-Ramasamy M. // In: International Congress of Entomology 15th.- London.- 1978.- P. 83-93.

16. Sharma V. P., Das M., Bendle M. S. et al. // J. Commun Dis.- 1981.- Vol. 13.- P. 17-25.

17.Srivastava H. C., Verma G. S. // Z angew. Zool.- 1980.- Vol. 67.- P. 233-238.

18.Steward G.  L.,Soifer F.  K., Steward J. B. // J. Invert. Path.- 1979.- Vol. 33.- P.75-80.

19.Takahashi M. // J. Med. Entompl.- 1976.- Vol. 13.- P. 275-284. iTe56-308-313

20.Terzian L.  A.,  Stahler N.,  Irreverre F.  // J. Immunol.- 1956.- Vol. 76.- P. 308-313. iWe73-426-431

21.Weathersby A.  B.,  Noblet  R.  //  Exp.  Parasit.-  1973.-  Vol.  34.- P.426-431.

 

Табл. Зараженность комаров возбудителем малярии после разных вариантов кон­такта их с инсектицидом

 

Период

развития

возбу­дителя

Контакт

с ДДТ

Доля особей, погибших от контакта с ДДТ, %

Число

обследованных особей

Доля зараженных особей, %

Среднее число ооцист

M ± m

I

+

-

51

0

47

85

83±6

83±4

14 ± 2

15 ± 2

II

+

-

56

0

57

68

95±3

88±4

25±4

20±3

III

+

-

67

0

118

206

92±2

91±2

38±3

35±4

IV

+

-

45

0

88

90

96±2

78±4

28±5

25±5

V

+

-

65

0

144

202

85±3

90±2

-

В среднем

+

-

57

0

454

651

90

87

28

28

 


Отсутствие влияния повторного кровососания комаров на их зараженность возбудителем малярии.

Паразитология. 1984, т. 18, N 2, С. 179-181.

 

Вопрос о влиянии повторного кровососания комаров на сохранение в них возбудителей болезней человека имеет прямое эпидемиологическое значение: в зависимости от этого влияния в значительной степени изменяется эффектив­ность мероприятий, направленных на сокращение возможностей контакта пере­носчиков с донорами крови. Кроме того, в зависимости наличия или отсутс­твия влияния данного фактора становятся допустимыми те или иные варианты методик экспериментального изучения развития возбудителя и поддержания его штаммов.

Хорошо известно (Clements, 1963), как резко сказывается питание кровью на физиологическое состояние комаров. Поскольку полость тела комара служит средой обитания плазмодия, есть все основания ожидать, что измене­ние состояния комара отразится на развитии в нем возбудителя малярии. Это предположение кажется тем более оправданным, что большая часть жизни воз­будителя связана с органами пищеварения комаров - желудком и слюнными же­лезами, которые участвуют в приеме и переработке крови особенно интенсив­но.

Состояние хозяина, как правило, отражается на состоянии обитающих в нем паразитов. Известно, например, что развитие бесполого поколения плаз­модий тормозится белково-энергетической недостаточностью пищи хозяина (Edirisinghe e. a., 1981), а выживаемость, например трипаносом в мухах це­це, зависит не только от кровяного питания, но даже от видовых особеннос­тей доноров крови (Moloo, 1981).

Несмотря на очевидную важность вопроса, изучение влияния повторного кровососания комаров на развитие в них возбудителей малярии уделялось мало внимания. Имеются лишь 2 работы (Ghoch, 1980; Ghoch, Ray, 1957), в которых показано, что повторное кровососание комаров ускоряет развитие в них воз­будителя малярии. Вопрос о возможности снижения зараженности комаров за счет гибели в них возбудителя малярии из-за отсутствия повторного кровосо­сания оставался открытым.

Исследование, результаты которого излагаются в настоящей статье, было предпринято с целью оценки выживаемости возбудителя малярии в зависимости от наличия повторного питания кровью комаров-переносчиков.

Материалы и  методы.

Исследования выполнены на модели Aedes aegypti (L.) - Plasmodium gal­linaceum Brumpt. Опыты проводились следующим образом. Партии совместно вы­ращенных комаров давали возможность сосать кровь зараженного цыпленка. Са­мок набравших полную порцию крови (что определялось по характерному увели­чению размеров брюшка и по отказу от дальнейшего кровососания), делили на 2 группы: К (контрольные, получающие кровь) и Г (опытные, кровь не получа­ющие). Особей группы К в период между заражающим кормлением и вскрытием 1 - 2 раза (по мере завершения гонотрофических циклов) кормили кровью, ос­тавляя для опыта лишь особей, набравших полную порцию. Особей группы Г кровью в этот период не кормили. За исключением кормления кровью все усло­вия содержания обеих групп были идентичными: рассеянный свет около 4 ч в сутки, температура 27 - 29о, относительная влажность 80-95 %, подкормка 10 % раствором глюкозы. Из каждой группы комаров одной партии одновременно брали особей на вскрытие, определяли или наличие и число ооцист на желуд­ках, или наличие спорозоитов в слюнных железах. Объем материала приведен вместе с результатами.

 

Результаты и обсуждение.

В табл. 1 приведены данные, характеризующие зараженность комаров воз­будителем малярии на стадии ооцисты. Полученные результаты не обнаруживают достоверной разницы между контрольными и опытными комарами ни в доле зара­женных особей, ни в обилии возбудителя у заразившихся комаров. Единствен­но, что можно отметить, это повышенную вариабельность количества плазмодий у особей контрольной группы.

Точно также (табл.  2) не обнаружено различий в зараженности комаров, питавшихся и непитавшихся кровью повторно, возбудителем на стадии спорозо­ита.

Отсутствие статистически достоверной разницы не является, конечно, доказательством сходства. Однако, поскольку различия не выявились при ана­лизе достаточно обширного материала (5 опытов, в которых исследовано 380 особей) при различном уровне зараженности комаров и различном обилии в них возбудителя малярии, можно заключить, что если отсутствие повторного кро­вососания комаров и подавляет развитие в них малярийного плазмодия, то лишь в весьма малой степени.

 

Вывод

Отсутствие повторного кровососания комаров не приводит к гибели в них возбудителя малярии.

 

Литература

1. Clemens A.  N.  The physiology of mosquitos.-London-Jork- Paris.- Ox­ford Pergamon Press.- 1963.-Vol. 4.- 393 P.

2. Edirisighe J.S., Targett G. A. T., Fern E. B. Dietary suppression of rodent malaria. // Trans. Roy. Soc. Trop. Med. and Hyg.- 1981.- Vol. 75.-P. 183.

3. Ghosh T.N.  Behaviour of Plasmodium gallinacium in Aedes aegypti.  // 4th Proc. Indian Nat. Sci. Acad.- 1980.- Vol. 46., N 6.- P. 852-854.

4. Moloo S. K. Effects of maintaining Glossina morsitans on different hosts upon the vector's subaequent infection rates with pathogenic try­panosomes. // Acta trop.- 1981.- Vol. 38., N 2.- P.125-136.

 

Таблица 1 Сравнение зараженности комаров возбудителем на стадии ооцисты

 

Номер партии

1

2

Группа

К

Г

К

Г

Число повторных кровососаний

1

0

1

0

Число исследованных особей

33

33

32

32

Доля зараженных особей (в %)

52

70

100

94

Ошибка репрезентативности доли зараженных особей

9

8

3

4

Среднее число ооцист у зараженных особей

8.9

7.0

46.9

64.3

Среднеквадратичное отклонение числа ооцист у зараженных особей

9.5

1.5

33.8

32.4

Коэффициент вариации числа ооцист (в %)

100

21

72

50

Ошибка репрезентативности коэффициета вариации числа ооцист

18

3

9

6

Таблица 2

Сравнение зараженности комаров возбудителем на стадии спорозоита

 

Номер партии

1

2

3

Группа

К

К

Г

К

К

Г

К

Г

Число повторных кровососаний

2

1

0

2

1

0

2

0

Число исследованных особей

33

35

33

18

31

31

32

27

Доля зараженных особей (%)

70

69

67

100

100

94

78

89

Ошибка репрезентативности доли

зараженных особей

8

8

8

5

3

4

7

6

 


Плодовитость комаров Aedes aegypti в связи с их зараженностью возбудителем малярии Plasmodium gallinaceum.

Паразитология. 1984, т. 18, N 6, С. 469-472.

 

Изучение влияния возбудителя малярии на комаров-переносчиков имеет большое практическое значение. Нельзя исключить, что под влиянием плазмо­диев изменяется жизнедеятельность комаров, и эти изменения следует учиты­вать при разработке стратегии и тактики борьбы с ними. В научной литерату­ре нет единого мнения по затронутому вопросу. Наряду с работами, показыва­ющими наличие существенных изменений в переносчике под влиянием возбудите­ля, имеются данные, из которых следует, что такое влияние отсутствует (Garnham,1955; Gad e.a.,1979 и др.). Задачей настоящей работы было прове­рить не сказывается ли паразитирование Plasmodium на плодовитости комаров. Мы выбрали именно эту характеристику, поскольку известно, что плодовитость - морфофизиологический индикатор, наиболее чутко реагирующий на изменение состояния организма комаров (Расницын, 1986). Аналогичные исследова­ния, выполненные ранее, не дают однозначного ответа на поставленный воп­рос. По данным одних авторов (Freier, Friedman, 1976; Hacker, 1971), нали­чие возбудителя угнетает, а по данным других (Hacker, Kilama, 1974) не оказывает существенного влияния на плодовитость комаров. Кроме того, до настоящего времени возможность влияния возбудителя малярии на плодовитость комаров исследовалась только на первом гонотрофическом цикле (после приема зараженной крови), т. е. лишь на начальном этапе его развития.

В предлагаемой работе исследована возможность влияния возбудителя ма­лярии на плодовитость переносчика в разные периоды спорогонии вплоть до ее завершения.

 

Материалы и методы

Работа выполнена на модели Aedes aegypti L. - Plasmodium gallinaceum Brumpt. Возможность влияния возбудителя на плодовитость комаров оценивали в начальный период развития возбудителя (через 2-3 суток после заражающего кормления) на I гонотрофическом цикле, в период завершения развития ооцист (через 6-7 суток после заражающего кормления) на II гонотрофическом цикле и после проникновения спорозоитов в слюнные железы (через 11-12 суток) на II и III гонотрофических циклах.

Для опытов комаров выращивали отдельными партиями по стандартной ме­тодике, описанной выше (Шагов и др., 1983). Каждую партию разделяли на две груп­пы: опытную и контрольную, которые содержали в идентичных условиях и все операции с которыми проводили одновременно. Условия содержания комаров: температура 27±0.5о, относительная влажность 90±5 %, освещение рассеянным светом около 4 ч в сутки. В садках с комарами постоянно находились ватные тампоны, смоченные 10 %-ным раствором глюкозы. Первый раз комаров кормили кровью в возрасте 2-5 суток, одновременно контрольных - на здоровом цып­ленке, "опытных" - на больном малярией. Все дальнейшие кормления кровью сравниваемых групп проводили также одновременно на одном и том же здоровом цыпленке. После каждого кормления оставляли только тех особей, которые вы­пили полную порцию крови, что определялось по характерному расширению брюшка и отказу от дальнейшего кровососания. Отбор напившихся особей про­водил всегда один и тот же человек. Таким образом, были сведены к минимуму различия в количестве крови, выпитой разными особями, и исключено избира­тельное влияние этого фактора в отношении разных групп комаров. Плодови­тость комаров определялась после завершения переваривания крови путем подсчета числа яиц в фолликулах (на IV - V стадии по Кристоферсу).

При данной температуре созревание ооцист длится не менее 7 и не более 11 суток (к этому времени у всех зараженных комаров в слюнных железах по­являются спорозоиты). Созревание яиц до V стадии по Кристоферсу происходит за 2-3 суток. Для того чтобы сравнить плодовитость комаров в поздние сроки спорогонии (после того как закончиться I гонотрофический цикл), их, как указывалось выше, повторно 1-2 раза кормили кровью. Причем повторные корм­ления осуществлялись за 2 суток до достижения возбудителем требуемой ста­дии, что позволяло одновременно определять плодовитость особи и наличие у нее возбудителя (а также его количество).

В результате анализа зараженности комаров опытная группа подразделя­лась на две: заразившихся комаров ( у которых возбудитель был обнаружен) и незаразившихся (накормленных кровью зараженного цыпленка, но возбудитель у которых не был обнаружен).  Данные по каждой из этих групп приводятся от­дельно.

Всего проведено 8 опытов, в которых исследовано 415 комаров.

 

Результаты  и  обсуждение

Проведенные исследования не выявили существенного влияния возбудителя на плодовитость комаров. Число яиц у зараженных и незараженных особей на первой гонотрофическом цикле (в начальный период развития возбудителя) от­личались не более чем на 25 % (табл. 1), причем пониженная плодовитость наблюдалась то у контрольных (опыт N 2), то у зараженных особей (опыт N 1), и во всех случаях разница была статистически недостоверна. На таком же уровне находятся различия в плодовитости особей в период, когда у заражен­ных комаров завершалось развитие ооцист (табл. 2).

Сопоставление числа развивающихся в комарах ооцист и числа яиц у тех же особей не выявило никакой корреляции между этими показателями (табл 1, 2). Такое же отсутствие корреляции между обилием возбудителя и плодови­тостью комаров отмечено и в другой работе (Hacker, Kilama, 1974). Эти фак­ты являются еще одним свидетельством в пользу отсутствия влияния возбуди­теля на плодовитость переносчика. После завершения спорогонии, когда спо­розоиты находятся в слюнных железах комаров, плодовитость последних также не отличается от плодовитости незараженных особей (табл. 3).

Наши исследования проведены при разном уровне заражения комаров, что достигалось с использованием доноров с разным уровнем паразитемии. Полу­ченные данные основываются на достаточно большом материале (8 опытов, в которых исследовано 415 особей), чтобы с уверенностью утверждать, что на­личие P. gallinaceum при данном уровне заражения комаров не вызывает су­щественного угнетения воспроизводительной функции Ae. aegypti. Косвенным подтверждением нашего мнения об отсутствии влияния плазмодиев на плодови­тость комаров служат результаты опытов Hovanitz (1947), анализ которых позволяет выявить прямую корреляция между количеством яиц и ооцист у кома­ров. (Этот результат объясняется, вероятнее всего, методикой эксперимента. В опытах Hovanitz анализировались все особи, независимо от количества при­нятой ими крови. В результате и получилось: те, которые выпили больше кро­ви, развили больше яиц и получили больше возбудителя.)

 

Вывод

Развитие плазмодиев малярии в комарах не сказывается на репродуктив­ной функции последних. Единственно, что можно связать с влиянием возбудителя - это повышен­ную вариабельность числа яиц, развивающихся у заразившихся комаров, по сравнению с контрольными. Такое явление наблюдается во всех опытах, выпол­ненных в период развития ооцист, а также в 3 из 4 опытов после завершения спорогонии.

 

Литература

Волозина Н.  В. Роль экологических факторов в изменении потенциальной плодовитости комаров рода Aedes. //В кн.: Вопросы экологии и охраны чер­ноземной зоны РСФСР.- Иваново.- 1978.- С. 41-46.

Расницын С.П. Анализ применимости показателей, характеризующих размеры, вес и плодовитость комаров в качестве морфофизиологических индикаторов. Паразитология. 1986, т. 20, N 2, С. 106-111.

Шагов Е.М., Расницын С.П., Уланова Г.И. Демина В.Т. Тест-насекомые при разработке и производстве микробиологических препаратов. Депонент ОНТИТЭМикробиопром 05.09.83, N 160-деп. С. 1-10.

Freier J. E., Friedman S. Effect of host infection with Plasmodium gallinaceum on reproductive capacity of Aedes aegypti. // J. Invert. Pathol.- 1976.- Vol.28., N 2.- P. 161-166.

Gad A. M., Maier W. A., Piekarski G. Pathology of Anopheles stephensi after infection with Plasmodium berghey berghey.  1.  Mortality rate. // Z. Parasitenk.- 1979.-Vol. 60., N 3.- 249-261.

Garnham P.  C.  C. The comparative pathogenecity of protozoa in their vertebrate and invertebrate hosts.  // Soc. Gen. Microbiol. Mechanism of Microbial Pathogenecity Symp. V.- Cambridge.- In: Mechanisms of microbi­al pathogenecity.- Cambridge Univ. Press.-1955.- P. 191-200.

Hacker C. S. The differential effect of Plasmodium gallinaceum on the fecundity of several strains of Aedes aegypti. // J. Invert. Patol.- 1971.- Vol. 18., N 3.- 373-374.

Hacker C. S., Kilama W. L. The relationship between Plasmodium galli­nacium density and the fecundity of Aedes aegypti. // J. Invert. Patol.- 1974.- Vol. 23., N 1.- P. 101-105.

Hovanitz W. Phisiological factors which influence the infection of Aedes aegypti with Plasmodium gallinaceum. // Amer. J. Hyg.- 1947.- Vol. 45.- P. 67-81.

 

Таблица 1

Сравненние плодовитости незараженных и зараженных комаров в начальный период развития в них возбудителя (I гонотрофический цикл)

N

опыта

Показатели

Группа комаров

контрольные

незараженные

зараженные

1*                 Число исследованных комаров                  7                       -                      15

                   Число яиц (M±m)                                   131±14                    -                 106±9

         Вариабельность числа яиц (%) (C±mc)            28±  7                    -                   33±6

2                 Число исследованных комаров                  36                    14                     51

                  Число ооцист (M±m)                                      0                      0                 37.5±5

                  Число яиц (M±m)                                      100±3              101±6               112±4

       Вариабельность числа яиц (%) (C±mc)                 21±2               24±4                 28±3

Корреляция между числом ооцист и числом яиц (r±mr)   -                -               -0.14±0.14

*В данном опыте у комаров, пивших кровь больного цыпленка, наличие возбу­дителя не определялось.

 

 

Таблица 2

Сравнение плодовитости незараженных и зараженных комаров в период завершения развития ооцист (II гонотрофический цикл)

 

N

 

Показатели

Группа комаров

опыта

контрольные

зараженные

незараженные

 

3 Число исследованных комаров                                                         9                        -                       23

   Число ооцист (M±m)                                                                          0                         -                 37.8±7.3

   Число яиц (M±m)                                                                             66±4                     -                  88  ±3

   Вариабельность числа яиц (%) (C±mc)                                           20±5                     -                  34±5

   Корреляция между числом ооцист и числом яиц (r±mr)                -                          -                0.09±0.21

4 Число исследованных комаров                                                        10                      14                         8

   Число ооцист (M±m)                                                                           0                        0                  5.9±2.2

   Число яиц (M±m)                                                                             86±3                  99±6                    83±6

   Вариабельность числа яиц (%) (C±cm)                                           11±2                  21±4                  20±5

   Корреляция между чис-±лом ооцист и числом яиц (r±mr)              -                       -                 0.34±0.31

Таблица 3

Сравнение плодовитости незараженных и зараженных комаров после завершения спорогонии

N опыта

и гонотро-

фический

 цикл

Показатели

Группа комаров

контроль-

ные

незара-

женные

заражен-

ные

5 II                  Число исследованных комаров                                                    28                   15            16

                       Число яиц (M±m)                                                                       109±4            112±6    114±4

                        Вариабельность числа яиц (%) (C±mc)                                      18±2              21±4       13±2

 

6 II              Число исследованных комаров                                                          31                 9              7

                        Число яиц (M±m)                                                                               101±4           120±5   111±10

                        Вариабельность числа яиц (%) (C±mc)                                             20±3             13±3        23±6

 

7 III              Число исследованных комаров                                                         24                18             15

                        Число яиц (M±m)                                                                                78±2            80±5        76±8

                        Вариабельность числа яиц (%) (C±mc)                                              13±2            27±6         39±7

 

8 III             Число исследованных комаров                                                          32                  10            23

                       Число яиц (M±m)                                                                                 95±3              87±4       95±4

                        Вариабельность числа яиц (%) (C±mc)                                               15±2             15±3 1      8±3

 


Чувствительность к ДДТ комаров Aedes aegypti, зараженных возбудителем малярии.

Мед. паразитол. и паразитарн. болезни. 1985, N 1, С. 15-17.

 

Мероприятия по борьбе с переносчиками возбудителей болезней человека и сельскохозяйственных животных направлены обычно не на уничтожение насе­комых и клещей как таковых, а на достижение эпидемического благополучия - перерыва передачи возбудителя. Как отмечает А. Н. Алексеев (1), воздейс­твие должно быть направлено прежде всего на подавление зараженной части популяции членистоногих. При использовании инсектицидов необходимо знать, имеется ли разница в уровне чувствительности зараженных и незараженных особей переносчика. Известно, что наличие возбудителей болезней человека в членистоногих-переносчиках может вызвать существенные изменения в организ­ме последних. Такие изменения были обнаружены, в частности, и у комаров (3, 7, 12), в том числе и под влиянием возбудителя малярии (4, 5, 8, 14). Известно также, что чувствительность членистоногих к инсектицидам зависит от их физиологического состояния (9, 10, 13). Поэтому есть основания ожи­дать, что зараженные особи переносчика могут реагировать на биологически активные вещества иначе, чем незараженные. И действительно, такие факты были зарегистрированы (6, 11), однако они не касаются возбудителя малярии. Данные, по которым можно было бы судить об изменении чувствительности ко­маров к инсектицидам под влиянием их заражения возбудителем малярии, от­сутствуют.

 

Материалы и методы

Опыты проводили на модели Aedes aegypti (L) - Plasmodium gallinaceum (Brumpt.). Инсектицид - ДДТ; контакт в течение 30-50 мин с бумагой, пропи­танной 4 % раствором препарата по методике ВОЗ (2).

В опытах оценивали долю комаров, погибших от контакта с инсектицидом, в зависимости от наличия и стадии возбудителя. С этой целью партию сов­местно выращенных насекомых делили на 2 группы, одну из которых кормили на здоровом, а другую - на больном малярией цыпленке. Все остальные манипуля­ции (кроме вскрытия на зараженность) с особями обеих групп проводили оди­наково в одно и тоже время. После кормления кровью в опытах оставляли только особей с полной порцией крови. Комаров содержали при температуре воздуха 27_0.50 и влажности 85-100 % с подкормкой глюкозой. Комаров, ос­тавшихся живыми после контакта с инсектицидом, выдерживали до образования зрелых ооцист, а затем вскрывали и определяли у них наличие возбудителя и количество ооцист на желудках. У комаров, контактировавших с инсектицидом после завершения спорогонии, определяли лишь наличие возбудителя.

Всего проведено 4 варианта опытов по контакту комаров с инсектицидом в различные периоды спорогонии: 1) в период прохождения полового процесса у возбудителя (через час после кормления комаров кровью); 2) в начальный период развития ооцисты (через 2 суток после кровососания); 3) в период окончания развития ооцисты (через 6 суток после кровососания); 4) после завершения спорогонии (через 10 суток после кровососания).

 

Результаты и обсуждение

Данные полученные в ходе опытов приведены в таблице.  Они показывают, что в начальный период спорогонии и после ее завершения смертность комаров под действием инсектицида в сравниваемых парах групп одинакова, а это зна­чит, что синергизм в патогенном влиянии инсектицида и возбудителя на кома­ров полностью отсутствует. В период развития ооцисты наблюдается статисти­чески достоверное увеличение чувствительности зараженных особей к действию инсектицида, но оно очень невелико.

Полученные факты имеют, вероятно, следующее объяснение: в начальный период развития, когда возбудитель находится еще в желудке комара, возможности его влияния на организм хозяина ограничены самим положением. Выделя­емые возбудителем метаболиты попадают в полость кишечника, а не в полость тела. Кроме того, в этот период биомасса возбудителя весьма невелика и по­тому количество поглощаемых и выделяемых им веществ ничтожно. В период роста ооцист и формирования спорозоитов масса возбудителя нарастает и про­исходит интенсивный обмен веществ. В этот период он вызывает патологичес­кие изменения в комаре (5), что, вероятно, ведет к повышению подверженнос­ти его действию инсектицида. После завершения спорогонии и попадания спо­розоитов в слюнные железы влияние плазмодиев не проявляется в силу того, вероятно, что метаболизм спорозоитов замедлен по сравнению с периодом их роста и развития. Поскольку спорозоиты находятся в железах внешней секре­ции, их метаболиты могут удаляться из организма комара со слюной. В конк­ретной триаде возбудитель - переносчик - инсектицид взаимодействие во вли­янии возбудителя и инсектицида на переносчика было выражено очень слабо. Однако это не может служить доказательством отсутствия возможного взаимо­действия (синергизма или даже антагонизма) в иных сочетаниях.

 

Выводы

1. Плазмодий малярии вызывает ничтожное увеличение чувствительности комаров к инсектициду ДДТ, и то лишь в период роста и раскрытия ооцист.

2. Комары, зараженные возбудителем малярии, будут истребляться с помощью ДДТ также как и незараженные особи.

3. Известно, что взаимоотношение возбудителя и переносчика различно не только между разными парами видов, но и между разными штаммами. Известно также, что различные инсектициды действуют на разные физиологические системы на­секомых. Поэтому поиск средств, целенаправленно влияющих на зараженных особей переносчика, остается актуальным.

 

Литература

1.Алексеев А. Н. Основные направления исследований для борьбы с заражен­ными кровососущими клещами и насекомыми - переносчиками болезней челове­ка//Паразитология. 1979. Т. 13. Вып. 3. С. 185-191.

2. Резисстентность к инсектицидам и борьба с переносчиками. Семнадцатый докл. ком. экспертов ВОЗ по инсектицидам.- М.- 1972.

3. Christensen B. M. // Mosquito News.- 1981.- Vol. 41.- P. 78-81. iFr76-161-166

4. Freier J. E., Friedman S. Effect of host infection with Plasmodium gallinaceum on reproductive capacity of Aedes aegypti. // J. Invert. Pat­hol.- 1976.- Vol.28., N 2.- P. 161-166.

5. Gad A.  M., Maier W. A., Piekarski G. Pathology of Anopheles stephensi after infection with Plasmodium berghey berghey. 1. Mortality rate. // Z. Parasitenk.- 1979.-Vol. 60., N 3.- 249-261.

6. Golder T.  K., Otieno L. H., Patel N.G. et al. // Ann. trop. Med. Para­sit.- 1982.- Vol. 76.- P. 483-484.

7. Hamilton D.  R., Bradley R. E. // J. med. Entomol.- 1979.- Vol. 15.- P. 305-306.

8. Klein T.  A.,  Harrison B.  A.,  Andre R.  G. et al. // Mosquito News.- 1982.- Vol. 42.- P. 265-271.

9. Rawlings P., Mahmood F., Reisen W. K. // Ibid.- 1981.- Vol. 41.- P. 688-692.

10.Reinhardt R., Ester H. // Zool. Jahrb.- 1971.- Vol. 98.- P. 511-519. iRo80-989-991

11.Rosen L. // Science.- 1980.- Vol. 207.- P. 989-991. iRo79-66-70

12.Roychowdhury S. P., Kanoujia K. H., Babu C. s. et al // J. Commun. Dis.- 1979.- Vol. 11.- P. 66-70.

13.Shipp E., Otton J. // Entomol. exp. et Appl.- 1976.-Vol. 19.- P. 163-171.

14.Thompson P.E., Huff C. gg. // J. infect. Dis.- 1944.- Vol. 74.- P. 68.

 

Смертность зараженных и незараженных комаров после контакта с инсектицидом.

 

Период развития возбудителя

Доля зара-

женных осо-

бей в группе,%

Число

комаров

в группе

Доля погиб-

ших особей

%

Вероятность случайной разницы, P

I

84

0

197

109

45±4

52±5

 

>0,05

II

88

0

153

82

84±3

71±5

 

<0,05

III

93

0

159

160

7±2

1±1

 

<0,05

IV

92

0

110

114

45±2

43±2

 

>0,05

 


Влияние контакта комаров с ДДТ на их восприимчивость к возбудителю малярии.

Паразитология. 1985, т. 19, N 4, С. 287-289.

Для того чтобы предвидеть все эпидемиологические последствия меропри­ятий по борьбе с переносчиками болезней человека, необходимо учитывать не только количество насекомых, уцелевших после проведения противоэпидемичес­ких мероприятий, но и их качество - векторные способности. Дело в том, что часть особей, оставшихся в живых, получает сублетальные дозы инсектицида, которые вызывают существенные изменения в их организме (Samaranayaka-Rama­samy, 1978; Srivastava e. a.,1980, и др.). Показано (Алексеев и др., 1977; Дробозина и др., 1980, и др.), что в результате может, например, изменить­ся агрессивность комаров. Поскольку заражаемость переносчика зависит от его физиологического состояния (Baquar e.a., 1980; Sneller e.a., 1981 и др.), от действия на него различных физических и химических факторов (Mo­han, 1955; Ragab, 1949, и др.), есть все основания предполагать возмож­ность влияния сублетальных доз инсектицидов также и на восприимчивость пе­реносчика.

Такое влияние было показано в отношении некоторых других пар возбуди­тель-переносчик (Gaaboub e. a., 1975, 1976, и др.). Что же касается непос­редственно возбудителей малярии, то в единственной, известной нам работе (Mohan, 1955) предполагаемый эффект влияния сублетальных доз инсектицида на восприимчивость комаров обнаружен не был. Но эта работа ограничивалась исследованием влияния контакта с инсектицидом только непосредственно перед заражающим кормлением и только лишь на экстенсивность заражения. По этой причине результаты, приведенные в ней нельзя считать окончательными.

Задача настоящей работы состояла в том, чтобы оценить возможное влия­ние контакта переносчика с инсектицидом на его заражаемость возбудителем малярии не только по доле зараженных особей, но также и по обилию в них возбудителя, и не только при контакте с инсектицидом непосредственно перед заражающим кормлением, но и в случае, когда контакт происходит задолго до него.

Материалы и методы

Работа выполнена на модели Plasmodium gallinaceum Brumpt.- Aedes ae­gypti (L.). В качестве инсектицида использован ДДТ, поскольку он в то вре­мя чаще всего применялся для уничтожения имагинальных фаз переносчиков ма­лярии.

Каждую партию одновозрастных комаров делили на две или три группы, одна из которых служила контролем, а другую (или другие) подвергали кон­такту с бумагой, пропитанной 4 %-ным раствором ДДТ по методике ВОЗ. После контакта с инсектицидом все группы одной партии одновременно кормили кровью на одном и том же цыпленке, зараженном возбудителем малярии. Обилие возбудителя в крови цыплят-доноров было различным: процент пораженных эритроцитов 1-15 %, а уровень гамонтемии 0.4-3.3 %. Эти различия вызывали разную зараженность разных партий комаров, но не могли служить причиной различий между сравниваемыми группами: комарами, контактировавшими с ин­сектицидом, и контрольными (интактными) особями, так как внутри одной пар­тии сравниваемые группы комаров кормились на одном и том же животном, и в результате получали одну и ту же кровь с одним и тем же количеством возбу­дителя. После кормления во всех группах выбраковывали всех особей, не наб­равших полной порции крови. Комаров содержали при 27-28о С и 90-95 % влаж­ности с подкормкой раствором глюкозы. Комаров из каждой группы одной пар­тии вскрывали одновременно, как правило, в два приема: часть особей через 5-6 сут после заражения (определялось наличие и количество ооцист), а часть через 10-12 сут (определялось наличие спорозоитов).

Опыты выполнены в двух вариантах: 1) контакт с инсектицидом проводил­ся за сутки или 2) за час до заражающего кормления.

Объем исследований приведен вместе с результатом.

Результаты и обсуждение

В том случае, когда контакт комаров с инсектицидом проводился за сут­ки до заражающего кормления, он не оказывал никакого влияния ни на долю заразившихся особей, ни на обилие возбудителя в комарах (табл. 1). Иссле­довано более 100 особей и, если бы влияние имелось, оно проявилось, хотя бы в виде тенденции.

В случае контакта комаров с инсектицидом за час до заражающего корм­ления (табл. 2) различия в доле заражающих особей между опытными (контакт­ными) и контрольными (интактными) группами особей были невелики и статис­тически недостоверны (вероятность случайной разницы около 0.05). Однако знаменательна тенденция: в общем итоге среди комаров, контактировавших с инсектицидом, доля зараженных особей несколько ниже, чем среди интактных. Эта тенденция настораживает: возможно, что в случае иных сочетаний возбу­дителя, переносчика и инсектицида, сублетальные дозы могут существенно повлиять на восприимчивость переносчика.

Обилие возбудителя, т. е. число развивающихся ооцист в комарах в раз­ных опытах было различным, но влияние инсектицида на этот показатель ни в одном опыте не обнаружилось.

Вывод

Контакт комаров (A. aegypti) с сублетальными дозами инсектицида (ДДТ) не вызывают существенного изменения в их восприимчивости по отношению к возбудителю малярии.

Литература

1. Алексеев А. Н., Суворова Н. И. Увеличение активности нападения резис­тентных Anopheles maculipennis sacharovi Favre под влиянием контакта с ДДТ. // Мед. паразитол.- 1977.- вып. 4.- С. 349-444.

2. Дробозина В. П., Бондарева Н. И. Активность нападения на добычу ре­зистентных к ДДТ Anopheles labranchiae atroparvus Thiel после контакта с этим инсектицидом. // Мед. паразитол.- 1980.- вып. 1.- С. 9-12.

3. Baqur S.,Hayes C. G., Ahmed T. The effect of larval rearing cjnditi­ons and adult age on the susceptibility of Culex tritaeniorhynchus of infection with West Nile virus. // Mosq. News.- 1980.- Vol. 40.-P. 165-171.

4. Gaaboub I. A., Busvine J. R. DDT-resistance status and the effect of DDT exposure in relation to vectorial capacity of Aedes aegypti (L) for Brugia pahangri (Buckley and Edeson). // Ann. Trop. Med. Par.- 1975.- Vol. 69.- P. 493-501.

5. Gaaboub I. A., Busvine J. R. Effect of larval treatments with the in­sect development inhibitor PH-60 : 40 on the vectorial capacity of Aedes aegypti (L) for Brugia pahandi (Buckley and Edeson).  // Ann. Trop. Med. Par.- 1976.- Vol. 70.- P.355-360.

6. Mohan B. H. Sporogony cycle of malaria parasets in resistant and non-resistant strain of mosquitoes after exposure to DDT. // Indian J. of Malar.- 1955.- Vol. 9.- P.287-296.

7. Ragab H. A. Effect of humidities and temperature on the size and num­ber of oocysts of Plasmodium gallinaceum transmitted by mosquito.- Natu­re.- 1949.- Vol. 163.- P.643-644.

8. Samaranayaka-Ramasamy M. Insecticide-induced release of neurosecreto­ry hormons. // Pestic. and Venom Neurotoxic. 15 Int. Congr. Ento­mol.,Washington, D. C., 1976.- N.Y.-London.- 1978.-P. 83-93.

9. Sneller V. P., Dadd R. H. Brugia pahangi: growth imrpovement with le­cithin in the diet of axenically reared hosts, Aedes aegypti. // Exp. Parasitol.- 1981.- Vol. 51.-P. 335-340.

10.Srivastava H.  C., Verma G. S. Effect of insecticides on transaminase enzymes in mosquito larvae (Culex fatigans).  // Z. angew. Zool.- 1980.- Vol. 67.- P. 233-238.

Таблица 1

Зараженность комаров возбудителем малярии при наличии и отсутствии их контакта с инсектицидом за сутки до заражающего кормления

Партия

Продолжи­тельность контакта с

ДДТ (мин)

Доля (%)

погибших

особей

Число исследованных особей

Доля (в %) зараженных особей

(M±m)

Среднее чис о ооцист на 1 комара

(M±m)

1                       30                       78                      32                 100±3                  34±5

1                          0                       0                       32                 100±3                   29±4

2                        40                      67                       16                  88±8                   22±5

2                          0                       0                        28                  82±7                   18±4

В среднем         35                      72                      48                   96±3                     30

                           0                        0                        60                   92±4                      24

Таблица 2

Зараженость комаров возбудителем малярии при наличии и отсутствии их контакта с инсектицидом за час до заражающего кормления

Пар-

тия

Продол-

житель-

ность

контакта

с ДДТ

(в мин)

Доля

(в %)

погиб-

ших

особей

Исследования на ооцисты

Исследования на спорозоиты

число

иссле-

дован-

ных

особей

доля (в %)

зараженных

особей

(M±m)

среднее

число

ооцист

на 1 ко-

мара

(M±m)

число

иссле-

дован-

ных

особей

доля

(в %)

зара-

женных

особей

(M±m)

1                 20                  56               32              84±6               20±4            24              92±6

1                  0                     0               21              96±5               20±4            34              97±3

2                 20                  13               34              50±9                 3±1            31              39±9

2                  0                     0               31              72±8                 3±1              6            17±15

3                20                   12               36              31±8                 2±1             15           40±13

3                   0                    0               33              33±8                 2±1             11           55±15

4                 60                  56                 0                  -                       -               12           83±11

4                 45                  25                 0                  -                       -                31            97±3

4                  0                     0                 0                  -                       -                35            83±6

В среднем 33                   32             102               54±5                   8              113           71±4

                    0                     0                85               63±5                   7                86           80±4

 


Всегда ли необходимы сахара для заражения комаров плазмодиями малярии.

Паразитология. 1987, т. 21, N 2, С. 97-100.

 

В соответствии с "теорией связи типов питания и пищеварения кровосо­сущих членистоногих с их способностью быть специфическими переносчиками возбудителей трансмиссивных инфекций" одним из условий передачи гемоспо­рин, в частности возбудителей малярии, является наличие двойственного (кровью и сахаром) питания имаго (Алексеев, 1984, 1985). Поступление угле­водов в желудок переносчика казалось необходимым именно в момент нахожде­ния там возбудителя для обеспечения энергией микрогамет. Этот вывод осно­вывается на следующих данных: 1) показано (Bishop, McConnachie, 1960; Lachmajer, Antonowicz, 1983; Nodler, Miller, 1984), что эксфлагелляции микрогамет гемоспорин in vitro способствует добавление в кровь сахаров; 2) установлено (Mack e. a.,1979), что возбудитель малярии в процессе развития ооцисты интенсивно поглощает сахара из гемолимфы насекомого; 3) выявлено (Weatherby, Noblet, 1973), что количество развивающихся в комаре ооцист зависит от того, какими углеводами они питались.

Однако прямых экспериментов, направленных на проверку необходимости углеводного питания для заражения переносчика возбудителем малярии, не бы­ло.

В предлагаемой работе излагаются результаты опытов, направленных на оценку возможности заражения комаров возбудителем малярии в условиях, иск­лючающих углеводное питание переносчика.

Материалы и методы

В опытах использована лабораторная модель малярии: возбудитель - Plasmodium gallinaceum, переносчик - Aedes aegypti.

Эксперименты поставлены следующим образом. Партию куколок комаров, выращенных одновременно в одном сосуде, делили на две группы, по 100 - 150 особей в каждой. Каждую группу помещали в отдельный садок, объемом 1 дм3. В один из садков (контрольный) со дня помещения в него куколок ставился сосуд с ватным тампоном, пропитанным 10 %-ным раствором глюкозы. В даль­нейшем глюкоза в этом садке находилась постоянно, ее лишь заменяли на све­жий раствор каждые 2-3 сут. В другой садок (опыт) глюкозу с самого начала не ставили. Через 2 сут (после того как вылетали самцы и самки комаров) оставшихся куколок извлекали, и с тех пор в обоих садках постоянно находи­лись чашки с водой (диаметр чашки около 5 см). Воду меняли 1-2 раза в не­делю. После вылета самок садки с комарами выдерживали в течение 3- 5 сут, а затем кормили на цыпленке, больном малярией. Перед кормлением у цыплят определялся уровень паразитемии в крови по шкале Немировской (Немировская, 1941; Рабинович, Мошковский, 1964). Контрольную и опытную группы комаров кормили на одном и том же цыпленке одновременно; одну - с правой, а другую - с левой стороны (стороны, на которой кормили ту или иную группу, опреде­лялись жребием). После кормления кровью из контрольного садка (с глюкозой) удаляли самок, выпивших неполную порцию крови или не пивших крови совсем. В опытной группе таких особей не удаляли, поскольку они там обнаружены не были. И до, и после кормления кровью обе группы комаров содержались в од­них и тех же условиях (рядом на одной и той же полке одного термостата), при температуре 28-29оС и относительной влажности не менее 95 %. Через 1-2 сут после кормления кровью комары опытной группы начинали получать глюкозу так же, как в контроле.

Уровень зараженности комаров оценивался дважды (обе сравниваемые группы в один и тот же день): через 6-7 сут определялась доля особей, име­ющих ооцисты, и число ооцист у каждого комара; через 10-14 сут определя­лась доля особей, имеющих спорозоиты в слюнных железах.

По этой методике проведено 9 опытов (исключения: в опыте N 2 исследо­вание на наличие ооцист не проводилось, а в опыте N 7 не определен уровень паразитемии у цыплят-доноров).  Всего исследовано на зараженность 500 осо­бей.

С целью определения инфективности возбудителя в двух экспериментах (опыты N 1 и 2) группы комаров, не получавших предварительной углеводной подкормки, по завершении спорогонии были накормлены кровью на здоровых цыплятах. Оба цыпленка заболели: плазмодии обнаружены у обоих.

Уровень зараженности цыплят и продолжительность выдержки комаров от вылета до кровососания в каждом опыте указаны в табл. 1.

Результаты

Оценка зараженности комаров в период развития в них ооцист (табл. 2) показала, что и без предварительной подкормки углеводами большое число особей (в среднем 50 %) содержат возбудителя малярии. Подопытные комары заражались и тогда, когда в контроле уровень заражения был невелик (около 10 %), и тогда, когда он был высоким (около 90 %). Наблюдается тесная кор­реляция (r=0.86±0.21) между зараженностью контрольных и подопытных партий. Различия между ними в отдельных экспериментах, как правило, невелики и не выходят за  пределы ошибки репрезентативности.  Соотношение экспериментов, давших повышенную зараженность подопытных групп (по сравнению с контро­лем), и экспериментов, давших понижение зараженности подопытных партий, практически равно (4 : 5). В общем итоге разница между долей зараженных особей в контроле и в опыте невелика (менее 10 %).

Аналогичную картину дает анализ интенсивности заражения комаров, оп­ределенной по числу ооцист у зараженных особей (табл. 3). Разница между контролем и опытом в отдельных экспериментах невелика и статистически не­достоверна, а корреляция между ними, наоборот, достоверна (r=0.64±0.32). Среднее по всем опытам число ооцист на одну зараженную самку также практи­чески одно и то же, как у особей, имевших предварительную подкормку угле­водами, так и не имевших ее.

Тот же самый результат получен и на основе анализа зараженности кома­ров возбудителей малярии на стадии спорозоита (табл. 4). В отдельных экс­периментах доля зараженных особей колебалась в широких пределах (от 10 до 100 %), но изменения зараженности в опыте и в контроле происходили синх­ронно (r=0.87±0.17), различия между сравниваемыми группами, как правило, невелики и вызваны, вероятно, ошибкой репрезентативности. В общем итоге число случаев, когда комары, получавшие глюкозу, были заражены сильнее ко­маров, ее не получавших, равно числу случаев, в которых наблюдается обрат­ное. Средняя доля зараженных особей среди комаров, не получивших предвари­тельной подкормки глюкозой, почти в точности равно доле зараженных особей среди тех, кто эту подкормку имел.

Обсуждение

Полученные данные прежде всего говорят о том, что по крайней мере для исследованной пары видов возбудителя и переносчика малярии предварительная (перед заражющим кормлением) дача комарам углеводной подкормки не является абсолютно необходимым условием заражения. Такой результат имеет прежде всего прямое практическое значение. Для лабораторных работ он показывает возможность отказа от предварительного кормления комаров глюкозой для дальнейшего их заражения, что позволяет экономить материалы, время экспе­риментатора и упрощает планирование и осуществление опытов, давая возмож­ность использовать комаров вскоре после их вылета и в более широком интер­вале времени. Обнаруженное явление говорит о том, что углеводное питание комаров не является обязательным механизмом, обеспечивающим возможность развития представителей Sporozoa именно в этой группе низших двукрылых, что имеет и теоретическое значение. Следует искать другие механизмы, объ­ясняющие данное явление.

В данный момент мы не можем категорически утверждать, что в случае других сочетаний возбудителей и переносчиков малярии также возможно зара­жение без предварительного кормления комаров глюкозой. Для этого необходи­мы специальные исследования. Однако в ходе различных экспериментов по за­ражению Anopheles atroparvus P.vivax и An. stephensi P.berghei мы сталки­вались со случаями, когда возбудитель обнаруживался у комаров, получение углеводной подкормки которыми было весьма маловероятно.

Выводы

1. Двойственное (кровью и сахаром) питание имаго комаров не является причиной их способности обеспечивать развитие плазмодиев.

2. В исследованной паре видов (P. gallinaceum, A. aegypti) питание комаров углеводами не сказывается ни на экстенсивности, ни на энтенсивнос­ти их заражения возбудителями малярии.

Литература

Алексеев А. Н. Об особенностях развития и питания кровососущих членистоно­гих, обесспечивающих их становление специфическими переносчиками возбуди­телей болезней. // Мед. паразитол.- 1984.- N 2.- С. 34-39.

Алексеев А. Н. Теория связи типов питания и пищеварения кровососущих чле­нистоногих с их способностью быть специфическими переносчиками возбудите­лей трансмиссивных инфекций. // Паразитология.- 1985.- Т. 19, вып. 1.- С. 3-7.

Немировская А.  И.  Закон  реинокуляции при малярии.  // Мед.  паразитол.-1941.- Т. 10, N 3-4.- С. 324-339.

Рабинович С.  А., Мошковский Ш. Д. Экспериментальное изучение противомаля­рийного препарата галохина (циклохин). Сообщ. 1. Сравнение гематошизотроп­ной активности галохина и хлорохина при равных дозах.  // Мед. паразитол.- 1964.- Т. 33, N 4.- С. 472-478.

Bishop A., MacConnachie E. W. Further observations on the in vitro deve­lopment of the gametocytes of the Plasmodium gallenacium. // Parasitolo­gy.- 1960.- Vol. 50.- P. 431-448.

Lachmajer J., Antonowicz W. Experimental blood feeding og mosquito femals of some Anopheles, Aedes and Culex species: taking of blood meal by star­ving and glucose-fed insects. // Acta parasitol. pol.- 1983.- Vol. 28, N 25-37.- P. 285-304.

Mack S. R., Samuels S., Vanderberg J. P. Hemolimph of Anjpheles stephensi from noninfected and Plasmodium berghei - infected mosquitoes. 3.Carbo­hydrates. // J. Parasitol.- 1979.- Vol. 65, N 2.- P. 217-221.

Nodler S.  A., Miller J. H. A redescription of Hematozoon mocassini (Lave­ran, 1902) n. comb. from Agkistropodon piscivorus leucostoma Troost, 1936. // J. Protozool.- 1984.- Vol. 31, N 2.- P. 321-324.

Weatheby A. B., Noblet R. Plasmodium gallenacium: Development in Aedes ae­gypti maintained on various carbogydrate diets. // Experiment. Parasitolo­gy.- 1973.- Vol. 34, N 3.- P. 426-431.

Таблица 1 Условия опытов

N опыта

Уровень зара­женности донора (баллы)

Продолжительность выдержки от вылета самок до кровососания (сутки)

1

2

3

4

5

6

7

8

9

3

3

2

5

5

4

-

3

2

5

5

4

4

3

3

3

5

5

Прочерк - зараженность не определялась.

Таблица 2 Доля комаров,  зараженных  возбудителем малярии на стадии ооцисты

N опыта

Опыт(без глюкозы)

Контроль (с глюкозой)

n

D

n

D

1

3

4

5

6

7

8

9

8

21

35

31

14

21

11

15

88±12

81±9

23±7

19±7

64±13

10±6

73±13

87±9

6

25

16

10

10

14

16

8

83±15

56±10

31±12

50±16

50±16

14±9

81±10

88±12

По всем опытам

156

45

105

53

Примечание. В опыте N 2 (см. табл.1) комаров на наличие ооцист не исследовали. Здесь и в табл. 3 и 4 n - число исследованных особей, D - доля зараженных особей ( M ±m), в %.

Таблица 3

Интенсивность заражения комаров (среднее число ооцист на 1 зара­женную самку)

N опыта

Опыт (без глюкозы)

Контроль (с глюкозой)

n

M

a

n

M

a

1

3

4

5

6

7

8

9

7              18             11

17            42             33

8              11            10

6                7               4

9             14             13

2                1                -

8             13             9

13             9             9

5               8                9

14             24              20

5               16               17

5                7                 9

5               13                6

2                  3              

13             21               15

7               20                20

По всем опытам

70      20             -

56             17               -

Таблица 4

Доля комаров, зараженных возбудителем малярии на стадии спорозоита

N опыта

Опыт (без глюкозы)

Контроль (с глюкозой)

n

D

n

D

1                                  10          90±9                10          90±9

2                                  18          83±9                17           82±9

3                                  33          79±7                11           55±15

4                                  12          25±13              12           33±14

5                                  20          20±9                19           32±11

6                                 14           86±9                13           46±14

7                                 24             8±6                19           11±7

8                                 11           82±12              10           90±9

9                                10              100                 10           90±9

По всем опытам      152             59                 121              54

 


Влияние условий развития комаров Aedes aegypti L. на их заражаемость Plasmodium gallinaceum Brumpt.

Мед. паразитол. 1989, N 6, С. 68-71.

 

Известно, что условия развития комаров могут резко повлиять на их фи­зиологическое состояние - плодовитость, размеры, чувствительность к инсек­тицидам и т. п. (3., 4., 7). Не исключено, что они могут сказаться и на их заражаемости возбудителем малярии. Ответ на этот вопрос имеет прямое эпи­демиологическое значение: под влиянием природных факторов и еще в большей степени в результате вмешательства человека условия развития различных по­пуляций и даже разных поколений одной и той же популяции существенно раз­личаются. В зависимости от того, сказываются ли эти изменения на восприим­чивости переносчиков, должны меняться соответствующие элементы тактики противомалярийных мероприятий.

Вопрос о влиянии условий развития на заражаемость переносчиков важен также и теоретическом плане: выявление факторов, влияющих (и не влияющих) на это свойство, может помочь найти механизмы, управляющие восприимчи­востью.

И, наконец, влияние условий на заражаемость необходимо знать для то­го, чтобы с наименьшими затратами вести исследования в данной области. В настоящее время начаты эксперименты по оценке действия на восприимчивость комаров различных биологически активных веществ (1, 2, 5, 10). Но эти ве­щества действуют не только сами по себе - они меняют условия развития осо­бей: выбивая часть из них, они снижают плотность популяции, повышают коли­чество корма, приходящееся на каждую особь и т.п. Быть может, опосредован­ное влияние этих агентов усиливает их прямое воздействие, а может быть, наоборот, компенсирует. До получения ответа на поставленный вопрос невоз­можно трактовать результаты токсилогических испытаний.

Поскольку известно, что ход спорогонии и сама ее возможность зависят от условий содержания взрослых особей, большинство работ посвящено иссле­дованию этого периода. Влиянию условий развития личинок уделено мало вни­мания. В опубликованных работах (11, 12) указано, что изменение температу­ры среды и плотности посадки личинок не отразилось на заражаемости полу­ченных имаго. Но эти данные нельзя принять без проверки, так как они осно­ваны на очень небольшом материале и не подтверждены из независимых источ­ников. Между тем известно (6, 8, 9), что условия развития преимагинальных фаз существенно сказываются на заражаемости полученных особей возбудителя­ми других болезней.

В данной работе исследовано влияние на заражаемость комаров возбуди­телем малярии 3 наиболее вариабельных факторов: температуры, концентрации особей и количества получаемого ими корма. Для убедительности опытов каж­дый фактор взят в значениях, близких к предельным.

Материалы и методы.

Исследования выполнены на лабораторной модели малярии Plasmodium gal­linaceum Brumpt - возбудитель, Aedes aegypti (L.) - переносчик. Для анали­за действия каждого фактора по отдельности личинок сравниваемых групп вы­ращивали в условиях, отличавшихся только по действующему фактору. Перечень этих условий приведен в табл. 1. Экспериментальные группы личинок выращи­вали в заданных условиях начиная с I стадии вплоть до окукливания. Во всех случаях с нормальной плотностью посадки и оптимальным количеством корма выживаемость особей была не ниже 96 %. При повышенной плотности и голодной диете около половины личинок погибало. Гибель происходила в конце развития - на III и особенно на IV стадиях.

В результате гибели оставшиеся особи развивались при более низкой плотности и при большем удельном количестве корма, чем оговорено в услови­ях.

Каждый опыт состоял в том, что из одной партии яиц образовывали две сравниваемые группы личинок, которых в дальнейшем выращивали в соответс­твующих условиях. Во избежание влияния индивидуальных особенностей донора комаров сравниваемых групп кормили кровью одновременно на одном и том же больном цыпленке (одну группу - с правой, другую - с левой стороны живот­ного по жребию). После кормления из обеих групп выбраковывали особей, вы­пивших не полную порцию крови. И до, и после заражения комаров всех групп держали при температуре 28оС и влажности 80-90 %. Анализ зараженности сравниваемых групп проводили в одни и те же дни - через 5 сут после зара­жающего кормления на наличие и обилие ооцист, через 10 сут - на наличие спорозоитов.

Результаты и обсуждение

Результаты оценки влияния каждого фактора приведены в табл. 2. Опыты не выявили влияния температуры на число особей, заражающихся возбудителем: и по ооцистному, и по спорозоитному индексу оба варианта опыта дали очень близкие результаты. Влияние температуры проявляется лишь при сравнении обилия возбудителя в переносчике - в числе ооцист у зараженных особей. Ко­мары, выращенные при повышенной температуре, имели в среднем в 1.5 раза меньше ооцист, чем выращенные в нормальных условиях. Аналогичная картина наблюдается при анализе влияния на заражаемость концентрации личинок в местах выплода и количества у них корма: на долю зараженных особей эти факто­ры не повлияли, а обилие возбудителя у особей, развивавшихся в условиях повышенной плотности и дефицита корма, было понижено.

Обращает на себя внимание, что во всех сериях опытов повышенное коли­чество возбудителя обнаружено у особей, выросших в более благоприятных ус­ловиях и потому более крупных и, следовательно, принимающих больше крови и, вместе с ней, гаметоцит возбудителя. Однако нет четкой корреляции между массой особей и обилием в них возбудителя. Так, во II серии, где разница в массе куколок ничтожна, разница в обилии возбудителя близка к 30% его среднего значения, а в III серии, где масса особей различается в 2 раза, эта разница не достигает и 20 %.

Несколько слов о статистической значимости полученных данных. На пер­вый взгляд создается впечатление, что различия в обилии возбудителя в сравниваемых вариантах опытов могут объясняться ошибкой репрезентативности - ведь ошибки средних перекрывают разницу между сравниваемыми величинами. Необходимо, однако, учесть высокую степень корреляции результатов (r >0.8). Поэтому ошибки разницы сравнительно малы. Все же вероятность слу­чайных различий в каждой отдельной серии опытов значительна - она равна 0.1 или немного меньше.  Такой вероятностью пренебрегать не следует. Одна­ко, если мы рассмотрим весь эксперимент, все 3 серии опытов в целом, веро­ятность одного и того же отклонения окажется ничтожной - менее 0.001.

Таким образом наши результаты подтверждают полученные ранее данные о том, что изменение температуры и концентрации особей в местах выплода не отражается на доле особей, способных воспринять возбудителя малярии. В до­полнение к известному показано, что на этой характеристике не сказывается также изменение количества корма, получаемого личинками. Новым является обнаружение того факта, что изменение условий развития, а именно их ухудшение (перегрев, переуплотнение, недостаток корма), приводит к снижению оби­лия возбудителя в переносчике.

Выводы

1. Изменение условий выплода комаров (температуры, количества корма и концентрации особей) не изменяет доли особей, способных воспринять возбу­дителя малярии.

2. Ухудшение условий развития личинок приводит к снижению обилия воз­будителя малярии в комарах.

Литература

1. Ганушкина Л. А. // Мед. паразитол.- 1987.- N 1.- С. 10-13.

2. Жарова А.Н., Расницын С.П. Сохранение возбудителя малярии в комарах, получивших сублетальные дозы инсектицида. Мед. паразитол. 1984, N 5, С. 82-84.

3. Некрасова Л. С. // Паразитология.- 1986.- N 1.- С. 23-31.

4. Расницын С.П., Войцик А.А., Евсеева В.Е. Влияние концентрации и численности личинок комаров (Diptera, Culicidae) на результаты токсикологических испытаний бактериальных инсектицидов. Мед. паразитол. 1986, N 1, С. 13-15.

5. Расницын С.П., Жарова А.Н. Влияние контакта комаров с ДДТ на их восприимчивость к возбудителю малярии. Паразитология. 1985, т. 19, N 4, С. 287-289.

6. Baqar S.,  Hayes C.  G.,  Ahmed T. // Mosquito News.- 1980.- Vol. 40, N 2.- P. 165-171.

7. Clements A.N.  The Phisiology of Mosquitoes.- London.- 1963.

8. Gaaboub I. A., Busvine J. R. // Ann. trop. Med. Parasit.- 1976.- Vol. 70, N 3.- P. 355-360.

9.Grimstad P.R., Haramis L.D. // J. med. Entomol.- 1984.- Vol. 21. P. 249-256.

10.Noireau F.,  Karch S.  // ORSTOM. Entomol. med. parasitol.- 1983.- Vol. 21.- P. 221-224.

11.Ward R. A. // Exp. Parasit.- 1963.- Vol. 13, N 3.- P. 328-341

12.Yoeli M.  // Trans.  roy.  Soc.  trop.  Med.  Hyg.- 1965.- Vol. 59.- P. 255-276.

 

Условия выращивания комаров в различных сериях опытов.

Серия

Вариант

опыта

Условия выращивания

Температура 0С

Плотность посадки особей/кв дм

Количество корма мг/лич

I

II

III

1

2

3

4

5

6

23                            50                                     4.0

33                           50                                      4.0

28                            10                                       4.0

28                            250                                    4.0

28                           50                                         1.5

28                          50                                           4.0

Зараженность комаров, выращенных в разных условиях.

Показатель

Различающиеся факторы условий

 

Температура 

Концентрация особей

Количество корма

 

норма

высокая

норма

высокая

норма

малое

Вариант выращивания                   1               2                     3                    4                   5                6

Число опытов                                  6               6                     6                     6                    8              8

Масса куколок самок, мг            4.1±0.1     3.7±0.1          3.8±0.1          3.7±0.1           4.0±0.1     2.0±0.1

Число особей,

исследованных на ооцисты        131            130                 107                  88                   201         181

Ооцистный индекс, %                94±3         93±2               94±2               99±1                96±2        91±2

Обилие ооцист                           83±23       59±18            169±26           126±32               68±8         57±9

Ошибка разности обилия

ооцист в сравниваемых

условиях                                                  12.0                                      19.2                                      5.3

Число особей исследованных

на спорозоиты                                90            82                     97                 115                   119             96

Спорозоитный индекс, %           92±4         88±4                90±6             96±2                  96±2        94±3

 


Новые модели циркуляции возбудителя малярии Plasmodium gallinaceum с использованием малярийных комаров фауны СССР.

Паразитология. 1991, т. 25, N 3, С. 196-202.

Экспериментальное изучение малярии невозможно без использования ла­бораторных моделей этого заболевания. Как видно из последних обзоров (Алексеев, Кондрашова, 1985; Алексеев, 1986; Расницын, 1986) и других мно­гочисленных публикаций (Алексеев, Расницын, 1987; Захарова и др. 1988; Чернов, Чунина, 1988 и др.), в настоящее время используется модель на ос­нове Plasmodium gallinaceum (возбудитель ) - Aedes aegypti (переносчик). Указанная модель обладает тем существенным недостатком, что применяющийся в ней переносчик не имеет никакого отношения к циркуляции возбудителей ма­лярии человека и, как результат, получаемые данные далеки от требований эпидемиологии.

Цель предлагаемой работы - приблизить модель и, таким образом, полу­чаемые результаты к потребностям здравоохранения нашей страны. Поставлен­ная цель достигается тем, что в модели используются виды комаров, которые являются реальными переносчиками малярии на территории СССР. Кроме того расширение набора переносчиков позволяет выявлять особенности взаимоотно­шений разных видов комаров с одним и тем же видом возбудителя.

Для достижения поставленной цели проведено исследование восприимчи­вости к данному виду возбудителя двух видов комаров : Anopheles sacharovi Favre, 1903 и Anopheles pulcherrimus Theobald, 1902, которые играют основ­ную роль в действующих очагах малярии в Закавказье и Средней Азии (Артемь­ев, 1984). Источниками биоматериала служили созданные нами культуры этих видов комаров (Расницын,1985; Расницын и др., 1989) и штамм P. gallinace­um, полученный из лаборатории экспериментальной химиотерапии ИМПиТМ*. Оба исследованных вида комаров оказались высоко восприимчивы к данному виду возбудителя: во всех опытах по кормлению разных пулов комаров на цыплятах, больных малярией, были обнаружены зараженные особи, в большинстве опытов комары передавали возбудителя цыплятам - реципиентам. Передача подтвержде­на клинически, паразитологически ( в мазках крови обнаружены типичные фор­мы паразитов) и путем ксенодиагностики (путем обнаружения паразитов в ко­марах, накормленных кровью на цыплятах реципиентах). Для проверки возмож­ности поддержания штамма возбудителя осуществлено несколько циклов цирку­ляции возбудителя с использованием каждого из исследуемых видов комаров. Полученные данные обобщены в таблице.

Неудачные случаи передачи возбудителя от комаров цыплятам можно объ­яснить тем, что на цыплят нападали только незараженные особи. В этих опытах

An.sacharovi были заражены на 18 % и на цыпленка напало 8 самок, а для An. pulcherrimus эти величины соответственно 22 % и 7 самок. В обоих случаях вероятность нападения только незараженных особей близка к 0.2.

Вероятность того, что факт передачи связан с какими-то случайными яв­лениями пренебрежимо мала  р < 0.01.

 

Методы

Оценка каждой новой модели циркуляции возбудителя проводилась путем сравнения с моделью, основанной на использовании комаров Ae. aegypti. Для того чтобы избежать различий, связанных с какими-либо посторонними факто­рами, заражение и анализ сравниваемых видов проводились одновременно и идентично: заражающее кормление представителей сравниваемых видов осущест­влялось на одном и том же доноре одновременно ( один садок с правой, а другой с левой стороны тела, при этом расположение садков определялось жребием); после кровососания комаров держали в одном и том же термостате (температура 28±0.50С); анализ зараженности проводили в один и тот же день (спустя 5 суток после заражающего кормления определялось наличие и число ооцист, спустя 10 суток определялось наличие спорозоитов). В период споро­гонии комары имели возможность питаться 5 %-ным раствором глюкозы. Крови в этот период они не получали, так как известно (Расницын, Жарова, 1984), что данный вид возбудителя способен развиваться при отсутствии повторного кровососания беспозвоночного хозяина. Комаров заражали штаммом возбудите­ля, который перевивался либо кровью, либо через комаров Ae. aegypti, что исключало какое-либо влияние возможной адаптации его к новым видам пере­носчиков. Цыплята, на которых заражали комаров, имели паразитемию 2-3 балла по шкале Немировской (Немировская, 1941; Рабинович, Мошковский, 1964). В опытах использовали только тех комаров, которые выпили полную порцию кро­ви, что определялось по характерному расширению брюшка о отказу от даль­нейшего кровососания.

Число опытов по каждому исследованному вопросу указано вместе с ре­зультатами. В каждом опыте на 1 анализ каждой группы комаров использовали от 24 до 32 особей. При заражении цыплят от комаров к ним подсаживали по 10 комаров к каждому цыпленку ( но кровь пили не всегда все).

 

Результаты

Сравнение интенсивности заражения (доли зараженных особей) Ae. aegyp­ti и An.sacharovi показано на рис. 1, А. В среднем представители нового вида хозяина заражались несколько хуже, чем представители контрольного ви­да (44±6 против 70±10 %). Низкая экстенсивность заражения An.sacharovi встречается чаще, чем Ae.aegypti. Так, например, у Ae. aegypti лишь в двух опытах доля зараженных особей была ниже 50 %, а у An.sacharovi таких ре­зультатов 7. Поскольку в 8 из 10 опытов экстенсивность заражения контроль­ного вида была выше, чем нового, можно считать, что различия между ними не случайны (р=0.05). Но самое главное, что демонстрирует приведенный рису­нок, является отсутствие корреляции в зараженности сравниваемых видов (R=0.22±30).

Обратная картина (рис.  2, А) наблюдается при сравнении интенсивности заражения (обилия возбудителя в зараженных комарах).  В большинстве опытов (8 из 9) интенсивность заражения An.sacharovi более высокая, чем Ae.aegypti (вероятность случайной  разницы  р<0.01).  В среднем число ооцист у нового вида превышало этот показатель у контрольного вида более,  чем  в  4  раза (104±22 ооцисты на зараженную особь против 25±6). Повышенное обилие возбу­дителя у An.sacharovi нельзя объяснить повышенным количеством выпитой  ими крови и, как следствие, повышенным числом заглоченных гаметоцитов возбуди­теля. An.sacharovi действительно выпивают несколько больше крови (2.8 мг), чем Ae.aegypti (2.2 мг),  но эта разница не соответствует разнице в обилии возбудителя. Опять же,  как при анализе экстенсивности заражения, обращает на себя  внимание отсутствие корреляции в обилии ооцист у сравниваемых ви­дов (R=0.35±0.29).  Отсутствие прямой пропорциональности  (корреляции)  не является, конечно,  доказательством  отсутствия  какой бы то ни было связи вообще. Наоборот,  в данном случае (рис.2,А) связь прослеживается: на фоне роста обилия ооцист у Ae.aegypti этот же показатель у An.sacharovi образу­ет одновершинную кривую с пиком в районе 30-40 ооцист у Ae.aegypti. В этом диапазоне обилие ооцист у An.sacharovi превышает 200. Весьма вероятно, что полученные данные подтверждают гипотезу Алексеева (1985) о  наличии  опти­мальной заражающей  дозы (в данном случае различной для разных видов),  но точный ответ  можно  будет получить лишь с помощью специальных эксперимен­тов.

Сопоставление заражаемости An. pulcherrimus и Ae.aegypti (рис.1,Б)  по­казывает, что новый переносчик более восприимчив, чем традиционный: число случаев, когда доля зараженных особей этого вида превосходит долю заражен­ных особей Ae.aegypti - 9, а случаев обратного соотношения только три (ве­роятность случайной разницы р=0.05). В 9 опытах из 12 доля зараженных An. pulcherrimus превышала  50  %,  а у Ae.aegypti таких результатов только 7. Еще резче разница в интенсивности заражения (рис. 2,Б): среднее число оо­цист у An. pulcherrimus в большинстве опытов (57 %) превышало 100 и дос­тигло 350, а у Ae.aegypti при тех же самых условиях обилие возбудителя ни разу не превысило 60 ооцист. Разница в заражаемости сравниваемых видов не может объясняться ошибкой репрезентативности: ее вероятность слишком низка (р< 0.01). Ее нельзя связать и с количеством выпиваемой крови. Наоборот, An. pulcherrimus  выпивают  крови  меньше,  чем  Ae.aegypti  (1.4   против 2.2мг). Своеобразие взаимоотношений сравниваемых видов переносчиков с од­ним и тем же видом возбудителя подчеркивается отсутствием четкой корреля­ции в их зараженности: по экстенсивности заражения коэффициент корреляции невелик (R=0.53±0.15), а по интенсивности и вовсе отсутствует (R=0.12±0.28).

Прямого сопоставления заражаемости новых видов мы не проводили (это не входило в задачу работы), но имеющийся материал позволяет дать ответ и на этот вопрос. Несомненно, что эти виды отличаются не только от контроль­ного, но и между собой. Различия заключаются в следующем: доля зараженных An. sacharovi, как правило, ниже, а An. pulcherrimus выше, чем Ae.aegypti. По­этому следует ожидать, что и при прямом сравнении An. pulcherrimus будет заражаться чаще, чем An.sacharovi. Сопоставление обилия возбудителя у An.sacharovi и Ae.aegypti выявляет наличие нелинейной связи между этими характеристиками обоих видов; для An. pulcherrimus такая связь не просле­живается. Из этого следует, что не будет большой корреляции между новыми видами и по обилию возбудителя. На рис. 3 представлена зависимость обилия возбудителя в комарах от доли зараженных особей. Известно (Eyles,1951), что у Ae.aegypti эта связь довольно четкая и имеет нелинейный характер. У каждого из новых видов характер зависимости между сравниваемыми показате­лями своеобразен и они отличаются как между собой, так и от Ae.aegypti. Для An.sacharovi зависимость близка к линейной (R=0.72±0.20) и описывается уравнением Y = 12 + 2.2X, где Х - доля (в %) зараженных особей, Y - сред­нее число ооцист у зараженных особей. У An. pulcherrimus линейная связь между указанными показателями невелика (R=0.49±0.25).

Результаты экспериментов позволяют дать предварительную оценку сохра­няемости возбудителя в переносчиках, которую можно оценить по изменению доли зараженных особей возбудителей на стадии ооцисты и спорозоита. Факти­ческие данные показаны на рис. 4. У обоих видов оба показателя заражаемос­ти хорошо коррелируют: для An.sacharovi R=0.71±0.16, для An. pulcherrimus R=0.73±0.40. Связь этих показателей описывается уравнением Z=2+0.7U (для An. sacharovi, где  Z - доля (в %) особей,  имеющих ооцисты,  и Z = 2.5U – 181 (для An.  pulcherrimus).  Уравнения показывают, что к окончанию спорогонии зараженность исследованных  видов резко снижается.  Причина снижения может быть разной: то ли зараженные комары погибают в большем числе, чем не за­раженные, то ли спорозоиты не всегда достигают слюнных желез. (Этот вопрос требует специального изучения). Но несомненно, что у сравниваемых видов эти процессы происходят с разной интенсивностью.

 

Зеключение

Установлено, что комары An.sacharovi и An. pulcherrimus способны за­ражаться возбудителем малярии P. gallinacium и передавать его позвоночному хозяину (цыпленку). Эти виды пригодны для лабораторного моделирования цир­куляции указанного вида возбудителя. Тот факт, что оба вида комаров явля­ются реальными переносчиками малярии на территории СССР, позволяет счи­тать, что их использование в модели приближает получаемые результаты к ре­альным процессам, происходящим в очагах указанного заболевания.

Обнаружены существенные различия во взаимоотношениях разных видов ко­маров с одним и тем же видом возбудителя. Они заключаются в том, что An. pulcherrimus заражается чаще, чем Ae. aegypti, который в свою очередь пре­восходит An.sacharovi. По обилию возбудителя в зараженных особях оба новых вида переносчиков превосходят Ae.  aegypti.  У An.sacharovi отмечена более высокая сохраняемость  возбудителя  (в среднем 71 %) и степень связи между экстенсивностью и интенсивностью заражения (R=0.72), чем у An. pulcherrimus (соответственно 57 % и R=0.49).

 

Общая характеристика восприимчмвости Anopheles sacharovi и Anopheles pulcherrimus к Plasmodium gallinaceum.

 

Показатель

Вид комаров

An. sacharovi

An.pulcherimus

Число опытов по заражению комаров возбудителем

Число опытов, в которых комары заразилсь

Число опытов по передаче возбудителя от комаров цыплятам-реципиентам

Число опытов, в которых цыплята-реципиенты заразились возбудителм от комаров

Число циклов передачи возбудителя от комаров

14

14

 

9

 

8

7

14

14

 

5

 

4

8

 

Литература.

Алексеев А.  Н. Возможное значения фактора оптимальных заражающих доз в системе возбудитель-переносчик при малярии.  // Мед.  паразитол.- 1985.- N 3.- С. 10-17.

Алексеев А. Н. Взаимоотношения возбудителя малярии и беспозвоночного хозяина. // Малярийные паразиты млекопитающих. Протозоология. Вып.II.- Л.: Наука.- 1986.- С. 53-77.

Алексеев А. Н., Кондрашова З. Н. Организм членистоногих как среда оби­тания возбудителей.- Свердловск: УНЦ АН СССР.-1985.- 181 С.

Алексеев А.Н., Расницын С.П. Всегда ли необходимы сахара для заражения комаров плазмодиями малярии. Паразитология. 1987, т. 21, N 2, С. 97-100.

Артемьев М. М. Комары Anjpheles - переносчики малярии в СССР. // Борь­ба с малярией экологически безопасными методами. Ч. 2. - М.: Центр международных проектов ГКНТ.- 1984.- С. 44-60.

Захарова Н.  Ф., Ганушкина Л. А., Чернов Ю. В. и др. Восприимчивость к малярийным плазмодиям комаров Aedes aegypti L., пораженных энтомопато­генным вирусом. // Мед. паразитол.- 1988.- N 6.- С. 18-22.

Немировская А.  И.  Закон реинокуляции при малярии. // Мед. паразитол.- 1941.- N 3-4.- С. 324-339.

Рабинович С, А. Мошковский Ш. Д. Экспериментальное изучение противома­лярийного препарата галохина (циклохин).  Сообщ.1. Сравнение гематоши­зотропной активности галохина и хлорина при равных дозах.  // Мед. па­разитол.- 1964.- N 4.- С. 472-478.

Расницын С.П. Массовое культивирование Anopheles sacharovi Favre. Мед. паразитол. 1985, N 6, С. 54-56.

Расницын С.П. Влияние возбудителей малярии на векторные способности Anopheles. "Малярийные паразиты млекопитающих". Паразитология, вып 11, Л. "Наука". 1986, С. 162-167.

Расницын С.П., Жарова А.Н. Отсутствие влияния повторного кровососания кома­ров на их зараженность возбудителем малярии. Паразитология. 1984, т. 18, N 2, С. 179-181.

Расницын С.П., Званцов А.Б., Войцик А.А., Ясюкевич В.В. Создание лабораторной колонии комаров Anopheles pulcherrimus. Мед. паразитол. 1989, N 3, С. 88.

Чернов Ю. В., Чунина Л. М. Начальные стадии постспорозоитного развития малярийного паразита в комаре. // Мед. паразитол.- 1988.- N 4.- С.7-10.

Eyles E.  Studies on Plasmodium gallinaseum. 1. Characteristics of in­fection in the mosquito Aedes aegypti. // Am. J. Hyg.- 1951.- Vol. 54, N 1.- P. 101-112.


Особенности восприимчивости Aedes togoi к Plasmodium gallinaceum.

Мед. паразитол. 1990, N 6, С. 24-26.

 

Поиск средств и способов борьбы с малярией путем исследования лабора­торных моделей этой болезни ведется в широких масштабах. Но небольшой на­бор используемых моделей ограничивает возможности изучения взаимоотношений возбудителей и переносчиков - не позволяет выявить, какие закономерности являются общими, а какие отражают лишь свойства определенной пары видов возбудитель - переносчик.

Задача настоящей работы заключалась в расширении набора лабораторных моделей малярии, в частности моделей, основанных на использовании P. gallinaceum. Хотя известно, что этот возбудитель способен развиваться во мно­гих видах комаров (3, 11, 16), в работе с ним применяют только один вид - Ae. aegypti. Особенности восприимчивости других видов не исследованы и по­тому, вероятно, модели с их применением не используются.

Предлагаемая работа посвящена оценке возможности применения в качест­ве переносчика P. gallinaceum комаров Ae. togoi. Выбор пал именно на этот вид , так как разработаны методы его культивирования (1, 7, 17, 18) и по­казана принципиальная возможность заражения указанным видом плазмодия (13).

Материалы и методы. Работа проводилась с отводком линии Ae. togoi, созданной Н. А. Тамариной и ее коллегами (1), способ поддержания нашей ко­лонии несколько отличался от метода Н. А. Тамариной и описан ранее (8). Заражаемость Ae. togoi сравнивали с заражаемостью Ae. aegypti, штамм кото­рого поддерживается в институте по меньшей мере 30 лет.

Метод: Партию совместно выращенных Ae. togoi делили на 2 группы: контрольную и экспериментальную, различия между которыми заключа­лись лишь в том, что контрольных особей кормили на здоровом цыпленке, а экспериментальных - на зараженном P. gallinaceum (оба кормления проводили одновременно). Параллельно с кормлением экспериментальной группы Ae. togoi на том же цыпленке ( на другом его бочке) кормили группу Ae. aegypti того же возраста, что и Ae. togoi. И до, и после кормления кровью всех комаров держали в одних и тех же условиях ( в одном термостате) в темноте при тем­пературе 28±0.5оС и влажности 80-90 %. После кормления кровью комары имели постоянно возможность питаться раствором глюкозы, но крови больше не полу­чали, так как известно, что возбудитель успешно развивается и без повтор­ного кровососания (4).

Сразу же после кровососания из контрольной и опытной групп Ae. togoi отбирали по 50 комаров, которых содержали в отдельном садке. В этих подг­руппах определяли выживаемость путем ежедневного подсчета погибших осо­бей.Оставшуюся подгруппу экспериментальных особей использовали для оценки зараженности путем определения наличия и числа ооцист (через 5 суток после кровососания) и наличия спорозоитов (через 10 суток после кровососания). В тот же день, когда оценивали зараженность Ae. togoi, оценивали заражен­ность Ae. aegypti параллельной группы.

Объем исследованного материала: проведено 15 опытов. В каждом опыте заражаемость комаров на каждой стадии развития возбудителя оценивали путем анализа 20-30 особей (всего исследовано 690 особей Ae. togoi и 813 особей Ae. aegypti), для оценки выживаемости использовали по 50 комаров опытной (заражавшейся) и контрольной (незаражавшейся) групп (всего 1500 особей).

Результаты и обсуждение.

Известно (9, 10, 12, 14, 15), что у переносчиков одного вида могут су­ществовать как высоко восприимчивые, так и рефрактерные популяции по отно­шению к одному и тому же виду возбудителя. Поэтому первой задачей было оп­ределение восприимчивости к P.  gallinaceum имевшейся в нашем распоряжении линии Ae. togoi.

В таблице приведены данные, характеризующие заражаемость Ae. togoi в сравнении с Ae. aegypti. Они показывают, что исследуемая линия комаров вы­соко восприимчива к возбудителю - во всех 15 опытах обнаруживались зара­женные особи. Возбудитель хорошо развивается в комарах - все 6 попыток пе­редать его через комаров позвоночному хозяину окончились успешно. Из таб­лицы видно, что комары Ae. togoi заражаются чаще, чем Ae. aegypti, а оби­лие ооцист у них выше. Более высокая доля и более высокая интенсивность заражения Ae. togoi наблюдались во всех 15 опытах. Вероятность того, что эти различия случайны, очень мала (p=0.000003).

Так же как в отношении Ae. aegypti (6), возбудитель не оказывал влия­ния на выживаемость зараженных Ae. togoi. Фактические данные показаны на рис. 1 (каждая кривая суммирует результаты всех опытов). В обеих сравнива­емых группах в первые 2 суток комары почти не гибли. В дальнейшем отми­рание происходило одинаково, причем у интактных комаров средняя суточная выживаемость (94 %) была даже чуть ниже, чем у зараженных (95 %).

У Ae. togoi, так же как у Ae. aegypti (2, 5), наблюдается высокая степень корреляции (R=0,95±0.03) между зараженностью особей возбудителем на стадии ооцисты и на стадии спорозоита (рис. 2). В исследованном диапа­зоне от 40 до 100 % характер зависимости описывается уравнением: y=1.2x - 25.2, где y - доля особей, зараженных возбудителем на стадии спорозоитов, x - то же на стадии ооцисты. На рисунке и в математическом описании зави­симости видно, что доля особей со спорозоитами, как правило, ниже, чем до­ля особей с ооцистами. Абсолютная разница в среднем равна 8 % и не зависит от доли зараженных особей. Это значит, что потеря возбудителя в группах с низкой долей зараженных особей и низкой интенсивностью заражения происхо­дит относительно чаще, чем в группах, где зараженных много и интенсивность заражения велика.

У Ae. togoi не обнаруживается прямолинейной связи между долей зара­женных особей и интенсивностью заражения (измеряемой числом ооцист). Коэф­фициент корреляции всего лишь 0.57±0.17. Как видно на рис. 3, прямолиней­ная связь имеется лишь при зараженности в диапазоне от 40 до 80 % (R=0.86±0.26), но при высокой доле зараженных особей прямолинейный харак­тер зависимости нарушается из-за большого числа групп с очень высоким оби­лием ооцист.

У Ae. aegypti связь между долей зараженных и обилием возбудителя бли­же к прямолинейной (R=0.76±0.18), вероятно потому, что не было случаев с заражаемостью близкой к 100 % (максимум 88 %).

Полученные данные позволяют сравнить изучавшиеся виды по доле зара­женных комаров (рис. 4) и интенсивности заражения (рис. 5) в партиях кор­мившихся одновременно на одном и том же цыпленке, т. е. получавших возбу­дителя в одном и том же состоянии. Как ни странно, достоверная связь не проявилась ни по одному из этих показателей: по доле зараженных корреляция невелика (R=0.39±0.22), а по обилию ооцист и вовсе отсутствует (R= - 0.11±0.26).Полученные данные показывают, что изученная линия Ae. togoi вы­соко восприимчива к имеющемуся штамму P. gallinaceum. У большинства особей спорогония проходит успешно ( спорозоиты достигают слюнных желез) и комары способны эффективно передавать возбудителя. P. gallinaceum не оказывает угнетающего влияния на выживаемость переносчика. В этом отношении был исс­ледован весь критический период, включающий прохождение оокинет через стенку желудка, бурный количественный рост возбудителя, происходящий в пе­риод развития ооцист (когда поглощения питательных веществ должно идти на­иболее интенсивно) и в период вскрытия ооцист ( когда спорозоиты выходят в гемоцель переносчика). Если в этот период комары не пострадали, ожидать их повышенной гибели впоследствии не приходится.

Специального обсуждения заслуживает отсутствие сходства в заражаемос­ти разных видов переносчиков. Первым объяснением повышенной заражаемости Ae. togoi  кажется  более крупный размер комаров этого вида и,  как следс­твие, большее количество крови,  которое они выпивают. Действительно, спе­циальные измерения показали,  что в наших опытах особи этого вида выпивали примерно вдвое  больше  крови  (4.6±0.3  мг),  чем  Ae.  aegypti  (2.2±0.2 мг).Вряд ли это объяснение удовлетворительно,  так как, во-первых, уровень заражения Ae.  togoi превосходил уровень заражения Ae. aegypti не вдвое, а в десятки и даже сотни раз (см. рис.4 и 5), а во-вторых, и это самое глав­ное, отсутствовала корреляция в зараженности сравниваемых видов.  Это зна­чит, что  зараженность определяется каким-то другим фактором (или фактора­ми), выявление которого может помочь раскрытию механизма адаптации  возбу­дителя малярии к определенным  видам  переносчиков.

Выводы

1. Комары исследованной линии Ae. togoi хорошо заражаются P. gallinace­um и способны успешно передавать возбудителя позвоночному хозяину.

2. Возбудитель малярии P. gallinaceum не влияет на выживаемость пере­носчика Ae. togoi.

3. Восприимчивость Ae. togoi (по доле зараженных особей и обилию возбу­дителя) значительно превосходит восприимчивость исследованной линии Ae. ae­gypti.

4. Заражаемость Ae.  togoi не коррелирует с заражаемостью исследованной линии Ae. aegypti ни по доле  зараженных особей, ни по обилию ооцист.

 

Сравнение заражаемости Aedes aegypti и Aedes togoi.

Показатель

Вид

Ae. aegypti

Ae. togoi

Число опытов

Доля опытов, в которых были получены зараженные особи, %

Доля опытов, давших заражение более 50% комаров, %

Доля опытов, в которых среднее обилие ооцист было выше 50, %

Доля опытов, в которых среднее обилие ооцист было выше 100, %

Число заражавшихся цыплят

Доля заразившихся цыплят, %

15               15

 

100                 100

27                  73

 

0                 60

 

0                33

0                 6

-                 100

Примечание. Специальных опытов по передаче возбудителя через Ae. aegypti мы не ставили, так как эта способность хорошо известна. В частности, имеющийся штамм P. gallinaceum поддерживается с использованием перевивки через кома­ров этого вида. За последние 2 года такая перевивка успешно осуществлялась не менее 100 раз.

 

Литература

1. Александрова К. В., Тамарина Н. А., Резник Е. П. Опыт лабораторного культивирования комара Aedes togoi (Diptera, Culicidae) // Паразитология.- 1978.- Т. 12, N 2.- С. 167-170.

2. Алексеев А.Н., Расницын С.П. Всегда ли необходимы сахара для заражения комаров плазмодиями малярии. Паразитология. 1987, т. 21, N 2, С. 97-100.

3. Демина Н.  А.,  Левитанская П.  Б.,  Авраменко В. А. //Мед. паразитол.- 1951.- N 5.- С. 472-473.

4. Расницын С.П., Жарова А.Н. Отсутствие влияния повторного кровососания кома­ров на их зараженность возбудителем малярии. Паразитология. 1984, т. 18, N 2, С. 179-181.

5. Расницын С.П., Жарова А.Н. Влияние контакта комаров с ДДТ на их восприимчивость к возбудителю малярии. Паразитология. 1985, т. 19, N 4, С. 287-289.

6. Расницын С.П. Влияние возбудителей малярии на векторные способности Anopheles. "Малярийные паразиты млекопитающих". Паразитология, вып 11, Л. "Наука". 1986, С. 162-167.

7. Чагин К. П. // Мед. паразитол.- 1943.- N 2.- С. 44-52.

8. Ясюкевич В.В., Расницын С.П., Званцов А.Б. Связь между количеством крови, которое выпивают комары, и их заражаемостью возбудителем малярии. Паразитология. 1990, т. 24, N 6, С. 474-479.

9. Beaty B.  J.,  Aitken T. H. J. // Mosquito News.- 1979.- Vol. 39, N 2.- P. 232-238.

10.Buxton B.  A.,  Mullen G. R. // J. med. Entomol.- 1981.- Vol. 18, N 5.- P. 434-440.

11.Cantrell W.  Jordan H.  B.  // J.  Parasitol.- 1945.- Vol.  31, N 1.- P. 55-56.

12. Duhrkopf R. E., Trpis M. // Amer. J. trop. Med.- 1980.- Vol. 29, N 5.- Pt 1.- P. 815-819.

13.Garnham P.C.C.  Malaria  parasites  and  Other Haemosporidia.- Oxford.- 1966.

14.Jones R.  H., Foster N.M. // Amer. J. trop. Med.- 1978.- Vol. 27, N 1.- Pt 1.- P. 178-183.

15.Jones R.H., Luedke A.J., Walton T. E., Metcalf H.e. // Rev. mond Zoo­techn.- 1981.- N 38.- P. 2-8.

16.Russel P. F., Mohan B. N. // J. Parasitol.- 1942.- Vol. 28, N 2.- P. 127-129.

17.Trimble R.M., Wellington W. G. // Mosquito News.- 1979.- Vol. 39, N 1.- P. 18-20.

18.Wearthersby A.  B. Colonization of six species of mosquito in Japan // Mosquito News. (проверить)- 1962.- Vol. 22, N 1.- P. 31-34.

 


Влияние состояния репродуктивной системы самок комаров на их заражаемость возбудителем малярии.

Паразитология. 1993, Т. 27, N 4, с. 280 - 288.

 

На модели An. sacharovi - Pl. gallinaceum обнаружено, что развитие яичников переносчика стимулирует восприимчивость его к возбудителю. При торможении развития фолликулов комары почти не заражаются. Подтверждена способность комаров заражаться возбу­дителем малярии без предварительного питания углеводами. Выяв­лено влияние возраста комаров и количества поглощаемой ими кро­ви на развитие яиц и заражаемость возбудителем.

 

Для теории и практики медицинской энтомологии важно знать причины, определяющие  возможность заражения переносчика возбу­дителем.  Среди многочисленных факторов, управляющих этим явле­нием,  наименее известны те, которые связанны с состоянием мак­роорганизма.  Единственное,  что неоднократно указывалось,  это зависимость заражаемости от возраста членистоного и связанных с ним изменений  в  перитрофической  мембране  (Distelmans  e.a., 1982;  Terzian e. a., 1956). Несколько лет тому назад мы неожи­данно столкнулись с ещё одним фактором,  влияющим  на  заражае­мость,  -  состоянием  репродуктивной  системы.  В предлагаемой статье приводятся факты, подтверждающие это явление.

После обнаружения возможности развития Plasmodium gallinaceum Brumpt в комарах Anopheles sacharovi Favre (Расни­цын и др., 1991) мы решили посмотреть, как влияет микроорганизм на плодовитость хозяина в данной паразитарной паре.

По требованию рецензента разъясняем. Выбор для исследова­ния данной модели основывается на том, что An. sacharovi - ре­альный переносчик малярии человека, тогда как Ae. aegypti тако­вым не является, поэтому использованная модель ближе к реально­му эпидемическому процессу. Что же касается "естественности" связи возбудителя и переносчика (взаимодействия сочленов пара­зитарной пары в природе), то в обоих случаях ее нет. Ae. aegypti, также как и An. sacharovi, в природе данный вид плаз­модия не переносит (Garnham, 1966).

Предполагалось, что паразит либо вызовет снижение плодови­тости, либо не повлияет на этот показатель, как это наблюдалось в случае с Aedes aegypti (Жарова и др., 1984; Freier, Friedman, 1976; Hucker, 1971; Hucker, Kilama, 1974). Однако обнаружилось, что среди заражённых комаров случаи полного отсутствия развитых яиц встречаются реже, чем среди незаражённых особей. При обрат­ном рассмотрении выяснилось, что особи, не развившие яйца, воз­будителем малярии почти не заражаются.

Для проверки этой закономерности проведены специальные опыты. Затем исследованы молодые комары, которые, как известно (правда, для других видов), редко развивают яйца после первого кровососания (Детинова, 1962; Mutero, Birley, 1989), и комары, принявшие не полную порцию крови, т.к. считается, что у них яй­ца не развиваются (Виноградская, 1974; Детинова, 1962).

 

Материалы и методы.

В опытах использована колония An. sacharovi, описание ко­торой опубликовано (Расницын, 1975) и штамм Pl. gallinaceum, полученный из лаборатории С.А.Рабинович в 1986 г. (Пользуемся случаем поблагодарить сотрудников лаборатории за предоставление штамма и обучение методам работы с ним.) Мы поддерживаем штамм, главным образом, путём перевивки через комаров Ae. aegypti, ре­же - кровью. В опыты брали только неоплодотворённых самок, ко­торых отделяли от самцов на фазе куколки. Таким образом дости­галась однородность материала по данному показателю. И, что са­мое главное, у неплодотворённых самок задерживается откладка яиц (Расницын и др., 1984; Bentley, Day, 1989), благодаря чему при вскрытии можно определить, развивались ли яйца у каждой конкретной особи. Там, где это специально не оговорено, в опыт брали "старых" самок, в возрасте 3-5 сут. "Старые" особи до за­ражающего кормления имели возможность питаться 5%-ным раствором глюкозы, но за 4-6 ч. до кровососания глюкозу из садков вынима­ли. Молодые комары до заражающего кормления углеводной подкорм­ки не получали.

По требованию рецензента разъясняем. Под "воз­растом" понимается число дней, прошедших от вылета особи из ку­колки до кормления кровью, а не "физиологический возраст", ко­торый у комаров определяется числом гонотрофических циклов. Соответственно, в данном тексте "старыми" именуются особи, прожившие большее число дней, чем те, которые именуются "молоды­ми", а не "физиологически старые".

Заражение комаров проводилось кормлением их на цыплятах спустя 7-9 сут. после заражения цыплят возбудителем от комаров Ae. aegypti, когда паразитемия у них достигала 2-3 баллов по шкале А.И.Немировской (1941).  Больше комары крови не получали.

По требованию  рецензента  поясняем,  что  комары,  получившие кровь однократно, по определению находились на первом гонотрофическом цикле.

Все особи одного опыта кормились на одном цыплёнке одновремен­но. Это обеспечивало нивелировку влияния донора. Контроль пол­ноты кровососания осуществлялся по характеру растяжения брюшка комаров и отказу от нападения на добычу. Комары с неполной пор­цией крови получены путём снятия их с донора в момент кро­вососания. Взвешивание показало, они успевали набрать от 40 до 60% от того количества, которые набирали комары той же партии, насытившиеся до отказа. Опыты с молодыми и недокормленными осо­бями сопровождались котролем - кормлением на том же доноре ста­рых самок полной порцией крови.

Зараженность комаров и развитие у них яиц определялось че­рез 4 сут. после кормления кровью. Зараженность оценивалась ооцистным индексом (доля особей, имеющих ооцисты возбудителя) и интенсивностью заражения (среднее число ооцист у зараженных ко­маров).

По требованию рецензента разъясняем, что это означает число ооцист, приходящихся в среднем на 1 зараженного комара.

Состояние яичников оценивалось по шкале Кристоферса-Мера. К моменту вскрытия у отдельной самки либо подавляющее боль­шинство фолликулов (не менее 80%) достигает 5 стадии - таких особей мы в дальнейшем называем "с развитыми яйцами", либо не продвигается далее 2 стадии - "без развитых яиц". Особи с про­межуточным состоянием яичников не встречались.

Все опыты проведены при 27-280 .

Объем исследованного материала приведен вместе с результа­тами.

 

Результаты.

Первая серия экспериментов потвердила первоначальные наб­людения о связи между развитием яичников и заражением комаров возбудителем малярии. Все 11 опытов (табл. 1) дали идентичные результаты: самки с неразвитыми яйцами заражаются крайне редко (максимум 8, в среднем 2%) и интенсивность заражения их много ниже, чем особей с развитыми яйцами. Статистическая достовер­ность разницы обоих показателей у сравниваемых групп не вызыва­ет сомнений - вероятность того, что она вызвана ошибкой репре­зентативности, менее 0.001.

Опыты с молодыми самками (табл. 2) показали, что и у них заражение плазмодиями происходит, как правило, лишь в случае развития яиц. Различия достоверны и для каждого отдельного эксперимента, и для всей серии в целом. Кстати сказать, контроль к этим опытам ("старые" особи) подтвердил закономерность, полу­ченную в первой серии.

По требованию рецензента разъясняем. В данной таблице и во всех других число обнаруженных особей определенного состоя­ния (с развитыми яйцами или без них) не обязательно совпадает с числом особей соответствующего состояния, исследованных на за­раженность. Дело в том, что когда таких особей было более 30-40, исследовали не всех, а репрезентативную выборку, объемом 20-30 особей (или чуть больше). Увеличивать выборку сверх этого количества не имеет смысла т.к. при выборке, объемом более 30, прирост точности пропорционален корню квадратному из числа исследованных особей. Поэтому дальнейший прирост объема дает небольшой прирост точности, а трудозатраты сильно возрастают (ведь подсчет ооцист - дело очень трудоемкое). Например, если вместо 30 исследовать 45 особей трудозатраты возрастут в полто­ра раза, а относительная ошибка уменьшится всего на 22%. Напри­мер, в табл. 2 в опыте 1М всего было 145 особей. У всех их исследовано состояние яичников. 24 особи (17%) имели развитые яйца (+Я), а 121 (83%) - не развитые (-Я). Из +Я ооцисты подсчитаны у всех, а из -Я только у 31 особи.

Данные третьей серии (табл. 3) выявили, что недокормленные комары способны развивать яйца и заражаться возбудителем маля­рии. Как и в предыдущих сериях, и в этом случае зараженность тесно связана с развитием яиц. Среди особей без развитых яиц возбудитель обнаружен лишь в одном комаре из 247 исследованных, а обилие возбудителя в нем было резко снижено (15 ооцист против 99 в среднем у особей с яйцами). Контроль этой серии (комары, получившие полную порцию крови) дал закономерную связь заражае­мости с развитием яиц - еще одно подтверждение первой серии.

Обсуждение результатов.

В настоящее время нет однозначного объяснения выявленной закономерности. Едва ли здесь имеет место функциональная за­висимость. Скорее всего, на возможность развития возбудителя влияют гонадотропные гормоны (Rozeboom, 1961). Это предположе­ние подлежит экспериментальной проверке. Но сам феномен не вы­зывает сомнений. Он подтвердился во всех без исключения 43 опы­тах, в которых исследовано почти 2000 комаров. Вероятность то­го, что это случайность, пренебрежимо мала (много менее, чем 1 на триллион).

Наряду с основным результатом полученные данные дают инте­ресные сведения и по другим аспектам биологии исследованного вида и взаимоотношении его с возбудителем малярии. Важнейшие из них:

Во-первых, наши данные потверждают опубликованные ранее наблюдения над Ae. aegypti (Алексеев, Расницын, 1987), что для заражения возбудителем малярии комары не обязательно должны по­лучать углеводы. Как указано в методике, в данном случае (поскольку цель работы была иной) сравниваются не совсем адек­ватные пары: не получали углеводной подкормки молодые комары, а имелии ее старые. Но все же, особи, не получавшиме углеводов, заражались (в тех случаях, когда у них развивались яйца) не ху­же тех, которые такую подкормку имели.

По требованию рецензента разъясним подробнее. Если срани­вать особей без учета развития яиц, комары, не получавшие саха­ра (молодые) кажутся менее зараженными. Но, как подробнее рассмотрено ниже, эта разница связана не с углеводной подкорм­кой (или возрастными особенностями), а с развитием яичников. Следовательно, без учета этого фактора анализировать материал нельзя. При одинаковом же развитии яичников и те, и другие осо­би заражаются практически одинаково (табл. 4). По итоговым дан­ным максимальная разница в ооцистном индексе всего 13%, а сред­нее число ооцист различается максимум на 6 штук (и это при средних, превосходящих 100). Не случайно, что исследование бо­лее 400 особей не выявило статистически достоверной разницы. Конечно, можно думать, что молодость комаров компенсировала отсутствие сахаров. Но так или иначе, остается несомненным, что лишение комаров углеводной подкормки не заблокировало их зара­жения плазмодиями.

Во-вторых, наши данные не совпадают с опубликованными ра­нее сведениями о том, что старые комары заражаются хуже молодых (Terzian, 1956). В исследованном диапазоне An. sacharovi зара­жается независимо от возраста (если сравнить особей с развитыми яйцами), а если рассматривать всех особей, то заражаемость "старых" (за счет более высокой доли тех, у которых яйца разви­лись) будет более высокой. По опытам второй серии средняя зара­женность "старых" самок составила 65, а молодых - 25%, эти различия статистически достоверны (вероятность ошибки репрезен­тативности меньше 0.005).

По требованию рецензента разъясняем подробнее. Сравним заражаемость особей разного возраста, независимо от того, раз­вились ли у них яйца или нет (именни так делали все, пере­численные выше предидущие исследователи, и, потому, для со­поставимости должны делать и мы). Судя по данным, представленым в табл. 5, "молодые" менее восприимчивы, чем "старые": ооцист­ный индекс у них много (в 2.6 раза) ниже и эта разница досто­верна (p<0.01). Что же обеспечивает повышенную зараженность "старых"? Судя по всему то, что среди них больше особей способ­но развивать яйца после первого кровососания (92 против 40% у молодых), а, как показано выше, заражаемость тесно коррелирует с развитием яичников. Если же сравнить особей с одинаковым раз­витием яичников (таб. 4), разница исчезнет.

В-третьих, выяснилось, что комары исследованного вида способны заражаться и в случае неполного кровососания. Эпидеми­ологическая значимость этого явления рассмотрена нами ранее (Ясюкевич и др., 1990). При принятии половинной порции крови доля зараженных (среди особей с яйцами) в среднем такая же, как в случае полного кровососания (61 против 65%), а обилие возбудителя в полтора раза ниже (99 против 151). Следует подчерк­нуть, что и в опытах с Ae. aegypti (Ясюкевич и др., 1990) кома­ры, получившие половинную порцию крови, заражались ненамного хуже, чем особи с полной порцией. Здесь же уместно объяснить, почему в некоторых опытах соотношение зараженности особей с полной и неполной порцией отклонялось от среднего и даже было обратным ему. Дело в том, что в этих опытах было очень мало за­раженных особей с неполной порцией крови (2-4, максимум 14 экз.). При большом индивидуальном разбросе заражаемости, нару­шение общей закономерности - результат ошибки репрезентатив­ности. Поэтому различия между сравниваемыми группами в этих опытах статистически недостоверны (p>0.1).

Пользуемся случаем отметить, что новые данные заставляют дополнить высказанное нами ранее объяснение влияния неполноты кровососания на заражаемость (Ясюкевич и др., 1990). Нельзя исключить, что и в том случае играла роль не только возможность проникновения оокинет через стенку желудка, но и изменение ко­личества гонадотропных гормонов.

По требованию рецензента разъясняем подробнее. Если рассматривать зараженность комаров без учета развития яиц, то, как видно из табл. 6, и в каждом отдельном опыте, и во всей се­рии в целом, доля зараженных особей среди недокормленных значи­тельно ниже, чем среди напитавшихся "до отказа". Эта разница существенна (по суммарным данным более чем в 4 раза) и ста­тистически достоверна (вероятность случайности p<0.01). Если же сравнивать зараженность комаров с учетом развития яиц (табл. 3), то разницы между накормленными полностью и не полностью об­наружится лишь в интенсивности заражения особей, развивших яй­ца: комары, принявшие не полную порцию крови, имели в среднем в 1.5 раза меньше ооцист, чем накормленные "до отвала". Ооцистные индексы сравниваемых групп близки (по итоговым данным макси­мальная разница всего 4%), и нельзя исключить что различия меж­ду ними (несмотря на большое, более 300, число исследованных особей) случайны (p>0.1). Интенсивность заражения особей с не­развитыми яйцами вообще совпала. Все это значит, что на зараже­ние влияет не столько полнота кровососания как таковая, а то, насколько она обеспечивает развитие яиц.

В-четвертых, у An. sacharovi обнаружена способность разви­вать яйца при неполном кровососании - явление, несвойственное большинству видов малярийных комаров (Виноградская, 1974; Дети­нова, 1962). В среднем 21% особей, получивших половинную порцию крови, развил яйца.

И, наконец, выявлено что значительная часть (в среднем 40%) самок An. sacharovi в возрасте до двух суток могут разви­вать яйца после первого кровососания, а, значит, заражаться возбудителем малярии. Более старые особи в подавляющем боль­шинстве (92%) развивают яйца после первого кровососания, что способствует эффективному восприятию ими возбудителя малярии.

По требованию рецензента повторяем общеизвестное положение: резуль­таты, полученные на одной модели, не следует без про­верки переносить на другие модели и, тем более, на природные процессы.

 

Выводы

1. В исследованной паре возбудитель-переносчик обнаружено, что комары, не развивающие яйца после кровососания, почти не заражаются возбудителем малярии.

2. Подтверждена способность комаров заражаться возбудите­лем малярии без предварительного питания углеводами.

3. Комары An.  sacharovi в возрасте 2-5 суток способны за­ражаться возбудителем малярии чаще, чем более молодые.

4. Существенная доля особей An.  sacharovi способна разви­вать яйца и заражаться плазмодиями даже при неполном кровососа­нии.

5. Комары An. sacharovi в возрасте более 2 сут., как пра­вило, развивают яйца после первого кровососания. Около половины более молодых особей также способны развивать яйца после перво­го кровососания.

Список литературы

Алексеев А.Н. Расницын С.П. Всегда ли необходимы сахара для за­ражения комаров плазмодиями малярии? //Паразитология. 1987. Т. 21, вып. 2. С. 97-100.

Виноградская О.Н.  Взрослые комары //Руковод. по мед. энтомол. М.: Медицина, 1974. С. 59-79.

Детинова Т.С. Методы установления возрастного состава двукрылых насекомых, имеющих медицинское значение //Женева: ВОЗ, 1962. 220 с.

Жарова А.Н. Расницын С.П. Дашкова Н.Г. Плодовитость комаров Aedes aegypti в связи с их зараженностью возбудителем ма­лярии Plasmodium gallinaceum //Паразитология. 1984. Т. 18, вып. 6. С. 469-472.

Немировская А.И. Закон реинокуляции при малярии. //Мед. парази­тол. 1941. Вып. 3-4. С. 324-339.

Расницын С.П. Массовое культивирование Anopheles sacharovi Favre //Мед. паразитол. 1985. Вып. 6. С. 54-56.

Расницын С.П. Захарова Н.Ф. Демина В.Г. Изменение осемененности самок Anopheles sacharovi Favre в зависимости от условий содержания //Мед. паразитол. 1984. Вып. 1. С. 6-10.

Расницын С.П. Званцов А.Б. Ясюкевич В.В. Новые модели циркуля­ции возбудителя малярии Plasmodium gallinaceum с использо­ванием малярийных комаров фауны СССР //Паразитология. 1991. Т. 25, вып. 3. С. 196-202.

Ясюкевич В.В. Расницын С.П. Званцов А.Б. Связь между количест­вом крови, которое выпивают комары, и их заражаемостью возбудителем малярии //Паразитология. 1990. Т. 24, вып. 6. С. 474-479.

Bentley M.O., Day J.F. Chemical ecology and behavioral aspects of mosquito oviposition //Annu. Rev. Entomol. 1989, Vol. 34. P. 401-402.

Distelmans W., Haeselleer F.D., Kaufman L., Rousseeuw P. The susceptibility of Glossina palpalis palpaslis at different aqes in infection with Trypanosoma congolense //Ann. Soc. Belge med. trop. 1982. Vol. 62, N 1. P. 41-47.

Freier J.E., Friedman S. Effect of host infection with Plasmodium gallinaceum on the reproductive capacity of Aedes aegypti //J. Invert. Pathol. 1976. Vol. 28. N 2. P. 161-166.

Garham P.C.  Malaria parasites and other Haemosporidia. Oxford, 1966. 1114 p.

Hucker C.S. Kilama W.L. The relationship between Plasmodium gallinaceum density and the fecundity of Aedes aegypti //J. Invert. Pathol. 1974. Vol. 23. N 1. P. 101-105.

Hucker C.S. Differential effect of Plasmodium gallinaceum on the fecundity of several strans of Aedes aegypti //J. invert. Pathol. 1971. Vol. 18. P. 373-377.

Mutero L.M., Birley M.N. The effect of pre-gravid development in the estimanion of mosquito survival rates //J. Appl. Entomol. 1989. Vol. 107. N 1. P. 96-101.

Rozeboom L.E. The effect of the gonadotropic hormone cycle of the adult mosquito on development of the malaria parasite //J. Parasitol. 1961. Vol. 47. N 4. P. 597-599.

Terzian L.A., Stachler N., Irreverre F. The effects of ageing in the modification  of  these  effects  on  the  immunity of mosquitoes to malarial infection //J.  Immunol. 1956. Vol. 76. P. 308-313.

 

Таблица 1. Сравнение заражаемости  An.  sacharovi, развивших  и неразвивших

яйца при полном кровососании.

 

N

опыта

Исследовано  особей

Ооцистный индекс

Интенсивность заражения

1

2

12                33  

24                 32  

33             3

71              3

46              3

559              6

3

4

41                 44  

32                 20  

90              2

63              0

129              1

78               -

5

6

20                  30  

36                  13  

35               0

36                8

40                -

54                5

7

8

16                 17  

31                 20  

75                6

58                 0

89               3

57             -

9

10

36                 10  

40                  9  

31                 0

15                 0

10                 -

13                -

11

Все

31                20  

319              248  

48                0

50               2

21               -

122                4

Примечание. +Я - особи с развитыми яйцами;  -Я - особи с неразвитыми яйцами.

 

Таблица 2. Влияние развития яйц на заражаемость молодых  An.  sacharovi  при полном кровососании

 

 

N

опыта

Возраст

особей

(сутки)

Наличие яиц

Зараженность

 

исследовано особей

процент особей

с яйцами

Исследовано  особей

Ооцистный индекс

Интенсивность заражения

 

1 М

1 С

1.5

5

145              17

59               97

24         31

32          2

21          0

28            0

11          -

17          -

 

2 М

2 С

1

2.5

75             53

44              98

32        32

32         1

53            3

69            0

38          17

173          -

 

3 М

3 С

1

3.5

111               74

131              93

30           29

32          9

83          0

84            0

329          -

265          -

 

4 М

4 С

1.5

5.5

69               15

94              86

10          32

32           13

100           4

91            23

239            4

106          20

 

5 М

5 С

1.5

3.5

34              18

64             91

6             28

32           6

100            11

100            0

356          20

290          -

 

6 М

6 С

1.5

3.5

98            67

125              94

32           32

32            7

50           0

62           0

29            -

38          -

 

7 М

7 С

1.5

3.5

121             26

68             82

32          32

32          12

56           0

56           0

47        -

47           -

 

8 М

8 С

1.5

3.5

115           86

111           96

32         16

34           5

47           6

71           0

55           31

58          -

 

Все М

Все С

-

-

768           40

696               92

198        232

258          55

57         3

70            5

139           19

145           20

 

 

Обозначения. М - молодые (не получавшие углеводов)  комары, С - "старые" (получавшие углеводы) комары. Прочие обозначения как в табл. 1

 

 

Таблица 3. Влияние развития яйц на заражаемость An.  sacharovi при  неполном кровососании.

 

N

опыта

Наличие яиц

Зараженность

 

исследовано особей

процент особей

с яйцами

Исследовано  особей

Ооцистный индекс

Интенсивность заражения

 

 

1 Н

1 П

45             7

75              53

3           32

32          32

33         0  

53           3

8              -

38            17

2 Н

2 П

84               11

44                98

9           28

32          1

78           0  

72           0

16            -

173           -

3 Н

3 П

105             30

71              96

28          32

32            3

50          0  

63            0

139            -

136          -

4 Н

4 П

99             30

133            93

30           31

32             9

83           0  

85            0

144          -

265          -

5 Н

5 П

93              17

125             94

16            32

32          7

69           0  

63           0

25            -

38             -

6 Н

6 П

94              11

68             82

10          32

32          12

40          3  

56           0

89          15

47           -

7 Н

7 П

63               3

58              41

2            30

24           32

50           0  

63          3

12           -

99            13

8 Н

8 П

40            22

28              89

9            30

25            3

22          0  

36          0

75            -

36            -

Все Н

Все П

623             21

602             83

107          247

241          99

61        <1  

65           2

99            15

151           15

Обозначения. Н - комары с неполной (около 50%) порцией крови;  П - комары с полной порцией крови;  остальные обозначения как в табл. 1.

 

 

Таблица 4. Сопоставление зараженности   An.   sacharovi   при   наличии  и отсутствии углеводной подкормки (при полном кровососании).

 

N

опыта

Наличие развитых яиц

Ооцистный индекс

Интенсивность заражения

1

 

есть

нет 

21             28

0              0

11               17 

2

 

есть

нет 

53             69

3              0

38            173

17            -

3

 

есть

нет 

83               84

0               0

9               265 

4

 

есть

нет 

100                91

4                23

239               106

4                 20

5

 

есть

нет 

100              100

11             0

356             290

20            -

6

 

есть

нет 

50            62

0              0

29               38 

7

 

есть

нет 

56            56

0             0

47              47 

8

 

есть

нет 

47             71

6             0

55            58

31             -

Все

Все

есть

нет 

57           70

3             5

139              145

19              20

Примечание. Данная таблица является модификацией табл.  2, где приведен объем исследованного материала.

Обозначения.  -У - особи (молодые), не получавшие углеводной подкормки;  +У - особи (старые), получавшие углеводную подкормку.

 

Таблица 5. Суммарная (без  учета развития яйц) зараженность An.  sacharovi разного возраста при полном кровососании.

 

опыта

Ооцистный индекс

Интенсивность заражения

М              С

М             С

1

2

4               27

30              68

11            17

37             173

3

4

61              78

18               81

329            265

196               103

5

6

27            91

34             58

246           290

29              38

7

8

15            46

41            68

47             47

55              58

Все

25              65

130           144

 

Примечание. Данная таблица является модификацией табл.  2, где приведены объем исследованного материала и обозначения.

 

Таблица 6. Суммарная (без  учета развития яйц) зараженность An.  sacharovi, принявших разную порцию крови.

 

опыта

Ооцистный индекс

Интенсивность заражения

Н              П

Н             П

1

2

2             30

9              71

8              37

16           173

3

4

11             60

25             79

139            136

144              265

5

6

12            56

7                46

25              38

61              47

7

8

2             28

5             32

12            93

75              36

Все

13             54

96             150

 

Примечание. Данная таблица является модификацией табл.  3, где приведен объем исследованного материала и обозначения.

 

Глубокоуважаемая Наталия Александровна!

Мы никак не можем прислать статью в исправленном виде к 20 мая т.к. она была отправлена (судя по штемпелю "Ленинг­рад В-34") только 22 мая и добралась до нас еще через 10 дней.

Позвольте через Вас поблагодарить рецензента за подробный и доброжелстельный анализ работы.

Что же касается его возражений, они, судя по всему, вызва­ны тем, что рецензент рассчитывает на совершенно неподготовлен­ного читателя.  Надеемся, что Вы убедитесь в этом когда ознако­митесь с ответом рецензенту.  Вот лишь несколько примеров:

Если мы пишем "возраст" и измеряем его днями, зачем объ­яснять, как требует рецензент, что это не то, что имеется в виду под термином "физиологический возраст"?

Если написано, что ко­маров кровью кормили только один раз и "Больше комары крови не получали" (стр. 3), зачем объясять, что они находились на пер­вом гонотрофическом цикле?

То, что "старыми" мы для сокраще­ния называем особей в возрасте 3-5 суток, в тексте объяснено (стр. 2). Зачем, указывая "среднее число ооцист", добавлять, как рекомендует рецензент, "у 1 экз." Ведь сам рецензент все это понял, зачем же думать, что читатель не разберется!

Зачем еще раз писать о правомочности использования приня­той модели? Ее преимущества объяснены в опубликованной статье, на которую мы ссылаемся (стр. 1); а то, что это наша же работа, только хорошо - это наши объяснения; но, впрочем, сослаться больше не на кого (никто другой на этой модели до сих пор еще не работал). И, наконец, возьмите многочисленные работы оте­чественных (например, проф. А.Н. Алексеев, Ю.В. Чернов, Л.А. Га­нушкина и др.) и зарубежных исследователей. Часто ли Вы найдете обоснование выбора модели? Почему это вдруг стало необходимо?

Расхождение в числе особей, исследованных по разным ха­рактеристикам, на которе обращает внимание рецензент, - явление нормальное. (Почему оно должно быть одинаковым?). Для того, чтобы у читателя не было сомнений, в таблицах приведены соот­ветствующие данные. Зачем еще разъяснения?

Рецензент сомневается, можно ли говорить о влиянии полноты кровососания на заражаемость. Но в табл. 3 ясно показано, что у особей, принявших неполную порцию крови, яйца развиваются го­раздо реже и, соответственно, у них реже образуются ооцисты возбудителя. В исправленном варианте текста, чтобы снять сомне­ния рецензента пришлось поместить специальную таблицу.

Противоречия, о которых пишет рецензент в связи с влиянием на заражение дополнительного питания комаров сахаром и их воз­раста, кажущиеся. Он думает, что читатель не обратит внимания на то, что оценивая влияние возраста, мы сравниваем всех осо­бей, независимо от состояния яичников, как это делали все пре­дидущие исследователи (иначе наши данные нельзя было бы срав­нить с опубликованными ранее). А при анализе влияния углеводной подкормки (для правомерности сравнения) развитие яиц учитыва­лось. Чтобы внести предельную ясность, в исправленный вариант текста пришлось включить 2 таблицы и длинные разъяснения.

Единственно, в чем у нас имеются расхождения с рецензентом (и эти расхождения принципиальные), так это в вопросе о роли углеводного питания как фактора, определяющего возможность за­ражения переносчиков возбудителем малярии. В своей "Теории свя­зи типов питания и пищеварения кровососущих членистоногих с их способностью быть специфическими переносчиками возбудителей трансмиссивных инфекций" (Паразитология, 1985, т 22, N 1, с. 3-7) проф. А.Н. Алексеев утверждает, что заражаться плазмодием способны только комары, т.к. только они дополнительно (кроме крови) питаются углеводами. Факты, приведенные в настоящей статье, подтверждают то, что было опубликовано ранее (Паразито­логия, 1987, т. 21, N 2, с. 97-100), а именно, комары способны заражаться и без углеводной подкормки. Все данные о том, как много сахаров в крови позвоночного-донора не имеют к гипотезе проф А.Н. Алексеева никакого отношения: ведь любой другой кро­восос выпил бы ту же кровь (с теми же сахарами), что и комар. Очень жаль, что гипотеза не подтвердилась. В защиту ее автора необходимо сказать, что если бы он ее не выдвинул, нечего было бы проверять. Теперь мы знаем, что ответ надо искать в других причинах. Кстати, проф. А.Н. Алексеев и сам, вероятно, отказался от первоначального предположения. Иначе он бы не захотел стать соавтором (тем более первым) той статьи, в которой впервые по­казано, что наличие углеводной подкормки не влияет на заражае­мость комаров (Паразитология, 1987, т. 21, N 2, с. 97-100). В дальнейших публикациях проф. А.Н. Алексеев (Паразитология, 1990, т. 24, N 5, с. 396-399) рассматривает углеводное питание уже не как ограничивающий, а лишь как модифицирующий фактор.

Надеемся, что наши научные расхождения с рецензентом не будут препятствовать публикации данной работы. Она посвящена совсем другому вопросу. В крайнем случае абзац о роли сахаров можно и изъять.

С искренним уважением         С.П.Расницын

А.Б.Званцов

В.В.Ясюкевич

Несколько дополнений:

1. Рецензент ошибся, обвиняя нас в искаженном цитировании литературы. В работе Rozeboom (1961), о которой идет речь, вли­яние гонадотропных гормонов все же выявлено, поэтому мы не в праве обойти молчанием своего предшественника. Обратите внима­ние, что и проф. А.Н. Алексеев понимает указанную работу так же, как и мы. В его статье в сб. "Малярийные паразиты млекопитаю­щих" (1986) написано: "Развитие ооцисты стимулируется не только внутренним механизмом клетки, но и внешними факторами. Rozeboom (1961), например, считал одним из таких факторов гонадотропный гормон самок,... " (стр. 65).

2. Чтобы снять препятствия к публикации работы мы выполни­ли все требования рецензента - внесли буквально во все места, которые ему показались сомнительными, подробные разъяснения. В результате объем ее резко возрос.

3. Все разъяснения, сделанные по требованию рецензента, снабжены соответствующим указанием. Просим при публикации эти указания оставить. Рецензент придумал их необходимость - ему и слава.

4. Текст статьи, таблицы и список литературы мы перепеча­тали. (Извините за бумагу - и эту купили с трудом.) Все это высылаем в двух экземплярах вместе с рецензией и первоначальным вариантом рукописи. Резюме и автореферат в перепечатке не нуж­даются - возьмите их, пожалуйста, из первого варианта.

ОТВЕТ РЕЦЕНЗЕНТУ. по статье N 77/91

С.П.Расницын, А.Б.Званцов, В.В.Ясюкевич "Состояние репродуктивной  системы самок комаров влияет на их заражаемость возбудителем малярии."

 

Прежде всего благодарим рецензента за доброжелательный анализ рукописи, аргументированные замечания, выявление опеча­ток и редакционную правку. Надеемся, что нижеследующие разъ­яснения и дополнения, внесенные в текст рукописи, устранят сом­нения рецензента, в том, что статья будет понятна читателю.

(Нумерация ответов соответствует номерам замечаний, проставленных рецензентом на полях рецензии.)

1. Термин "возраст" употребляется нами в общепринятом (в том числе и в биологии) смысле - для обозначения срока, прошед­шего от рождения особи до определенного момента. Он измеряется в годах, днях (как в нашем случае), в часах и т.п. Если бы речь шла о "физиологическом возрасте", мы бы употребляли этот тер­мин. "Старыми" мы для сокращения называем особей в возрасте бо­лее 2 суток, в протвоположность более молодым - в возрасте до 2 суток. Все это оговорено в тексте. Однако, поскольку рецензент настаивает, мы внесли специальное разъяснение.

В первоначальном тексте написано (стр. 3), что комары по­лучали кровь только один раз (из чего ясно, что они были на первом гонотрофическом цикле). В связи с замечанием рецензента в новом варианте текста этот момент подчеркнут.

2. Уверенность в правомочности использования модели на основе An.sacharovi обосновывается в нашей более ранней статье. Потому (чтобы не повторяться) мы на нее и ссылаемся. Однако, поскольку рецензент требует, и здесь, и в статье обоснование повторяется:

Уверенность в правомочности модели основывается на том, что этот вид - реальный переносчик малярии человека, тогда как Ae. aegypti, о котором пишет рецензент, таковым не явля­ется, поэтому использованная модель ближе к реальному эпидеми­ческому процессу. Кроме того, у Ae. aegypti яйца после кро­вососания развиваются практически всегда, а у An.sacharovi не всегда, поэтому у первого вида нет возможности оценить влияние развития яиц на заражаемость, а у второго - есть. Успех любого исследования невозможен без использования соответствующей моде­ли. Если бы мы взяли "признанный тандем", никаких данных о об интересующем нас вопросе получить бы не удалось.

Непонятно, что имеет виду рецензент под "признанностью тандема". Если распространенность этой модели, то это не аргу­мент. (При следовании такому правилу новые модели были бы в принципе невозможны.) Если имеется в виду "естественность" связи переносчика и возбудителя, то следует отметить, что в природе A. aegypti данный вид плазмодия не переносит (Garnham, 1966).

Если считать "неадекватными" все модели, в которых исполь­зован не естественный переносчик, придется пренебречь всеми ре­зультатами, которые получны на моделях A.aegypti-P.gallinaceum, An.stephensi-P.berghei и других многочисленными исследователями в нашей стране (проф. А.Н. Алексеев, Ю.В. Чернов, Л.А. Ганушкина и др.) и за рубежом.

3. Расхождение в числе особей, исследованных по разным ха­рактеристикам - явление нормальное. Для того, чтобы у читателя не было сомнений, в таблице приведены соответствующие данные. Дело в том, что на развитие яиц мы исследовали всех особей каж­дой группы. Это было необходимо, чтобы набрать для определения зараженности достаточное число особей того состояния, которое встречалось реже. Например, если в исследуемой группе было 60 особей, а особи, развившие яйца составляли 20%, то для того, чтобы определить зараженность 30 особей с развитыми яйцами (к чему мы стремились), приходилось перебирать всю группу, да и то нехватало. Этим (низкой долей особей требуемого состояния) и объясняется то, что в некоторых вариантах опытов заражаемость определена у очень малого числа особей. Чтобы покрыть этот не­достаток все опыты имеют много повторностей. Иное дело подсчет ооцист. В тех случаях, когда особей соответствующего состояния было много, на зараженность исследовали не всех, а толко тех, которые попали в репрезентативную выборку, объемом 20-30 особей (или чуть больше). Увеличивать выборку сверх этого количества не имеет смысла т.к. в этом случае прирост точности пропорцио­нален корню квадратному из числа исследованных особей. Дальней­ший прирост объема даст небольшой прирост точности, а трудозат­раты сильно возрастут (ведь подсчет ооцист - дело очень трудо­емкое). Например, если вместо 30 исследовать 45 особей трудо­затраты возрастут в полтора раза, а доверительный интервал уменьшится всего на 22%. Конкретно, в табл. 2 в опыте 1М всего было 145 особей. У всех их исследовано состояние яичников. 24 особи (17%) имели развитые яйца (+Я), а 121 (83%) - не развитые (-Я). Из +Я зараженность определена у всех, а из -Я только у 31 особи. В опыте 1С было всего 59 особей, из которых развитые яй­ца обнаружены у 57 (97%), а у 2 (3%) яйца не развились. Также, как и в предидущем случае, в том варианте (-Я), где особей было мало, зараженность определена у всех, а в том, где много (+Я), только в выборке, объемом 32 особи. Указанные соображения каза­лись нам очевидными, но в связи с требованием рецензента их пришлось включить в текст.

Теперь о случайных отклонениях от общей закономерности в связи с малым объемом исследованного материала. Сравнение зара­женности особей развивших и неразвивших яйца, данные о которых приведены в табл. 2, таких отклонений не выявило - значит и го­ворить о них не приходится. При сопоставлении же зараженности особей не по признаку развития яиц, а по полноте кровососания (табл. 3), на фоне общей закономерности, которая состоит в том, что особи, принявшие неполную порцию крови, заражаются хуже тех, что напились "до отвала", отклонения проявились. Причем во всех случаях, когда это было, число исследованых особей очень мало - значит нельзя исключить ошибку репрезентативности (слу­чайность отклонения), о чем и сказано в тексте.

4. Рецензент сомневается, правильно ли поймет читатель данные о влиянии полноты кровососания на заражаемость. Вот наши аргументы (см. табл. 3). Если взять по итогам, из 623 особей принявших неполную порцию крови, 21% развил яйца, а из них 61% заразился. Из 79% особей неразвивших яйца, заразилось менее 1% (точнее 0.5%). Отсюда следует, что из всех особей с неполной порцией крови доля зараженных составила 13%. Аналогичные рассчеты показывают, что среди особей, принявших полную порцию крови, доля зараженных составила 54%. Эта разница существенна (более чем в 4 раза) и статистически достоверна. Тот же резуль­тат дает анализ и каждого отдельного опыта.

В первом варианте текста мы не уделили большого внимания описанию указанных подробностей т.к. это казалось очевидным и, главное, статья посвящена другому вопросу: не влиянию полноты кровососания, а влиянию развития яичников. Но раз рецензент считает это важным и недостаточно подробно изложенным, мы вносим соответствующие дополнения в исправленный вариант текста и даже включаем специальную таблицу.

5. Оно, конечно, сооблазнительно последовать совету рецен­зента и вместо подробных таблиц дать только итоги. Это и сокра­тит объем статьи, и сделает невозможными многие замечания типа тех, которые сделал сам рецензент. Однако, при этом исчезнут данные о разбросе результатов, о повторяемости закономерности в отдельных повторностях и т.п. А все это немаловажно.

Оставляем решение за редакцией - сократить легко при ре­дактировании.

6. Противоречия, о которых пишет рецензент, кажущиеся. Де­ло в том, что оценивая влияние возраста, мы сравниваем всех особей, независимо от состояния яичников, как это делали все предидущие исследователи. А при анализе влияния углеводной под­кормки (для правомерности сравнения) развитие яиц учитывалось. Поскольку рецензент считает, что это может запутать читателя, в исправленный вариант текста включены дополнительные разъяснения с соответствующими таблицами.

Что же касается всех данных о содержании сахара в крови позвоночного-донора, то они не имеют к разбираемому вопросу ни­какого отношения: проф. А.Н .Алексеевым (1985) выдвинута гипоте­за о том, что только комары способны заражаться плазмодиями ма­лярии т.к. только они дополнительно (кроме крови) питаются уг­леводами. Факты, приведенные в настоящей статье, подтверждают то, что было опубликовано ранее (Алексеев, Расницын, 1987), а именно, комары способны заражаться и без углеводной подкормки. В свете этой гипотезы количество сахаров в крови позвоночно­го-донора не может играть роли: ведь любой другой кровосос вы­пил бы ту же кровь (с теми же сахарами), что и комар, и разницы в заражении хоть комаров, хоть клещей, хоть цеце, хоть постель­ного клопа не было бы. Очень жаль, что гипотеза не подтверди­лась. (В защиту автора гипотезы необходимо сказать, что если бы он ее не выдвинул, нечего было бы проверять. Теперь, по крайней мере, мы знаем, что ответ надо искать в других причинах.) Кста­ти, проф. А.Н. Алексеев и сам, вероятно, отказался от первона­чального предположения. Иначе он бы не захотел стать соавтором (тем более первым) той статьи, в которой впервые показано, что наличие углеводной подкормки не влияет на заражаемость ко­маров (Алексеев, Расницын, 1987). В дальнейших публикациях проф. А.Н. Алексеев (Паразитология, 1990, т. 24, N 5, с. 396-399) рассматривает углеводное питание уже не как ограничи­вающий, а лишь как модифицирующий фактор.

7. Мы считаем само собой разумеющимся, что данные лабора­торного эксперимента нужно распространять на "естественный" эпидпроцесс крайне осторожно. Но т.к. рецензент настаивает, в исправленный вариант текста внесена соответствующая оговорка.

Замечание на полях рукописи (стр. 3). Общепринято, если пишется "среднее число", то (при отсутствии специальных огово­рок) подразумевается - на единицу. Чтобы не заводить пустого спора, мы выполнили указание рецензента и внесли соответствую­щее примечание.

За редакционные замечания и выявление опечаток большое спасибо. Но в отношении работы Rozeboom (1961) рецензент ошиба­ется: в ней влияние гормонов все же выявлено. И не только мы так поняли. Вот что пишет, например, проф. А.Н. Алексеев в сб. "Малярийные паразиты млекопитающих" (1986) "Развитие ооцисты стимулируется не только внутренним механизмом клетки, но и внешними факторами. Rozeboom (1961), например, считал одним из таких факторов гонадотропный гормон самок,... " (стр. 65).

Аннотации действительно нет, но есть резюме (на отдельной странице). По указанию рецензента вставляем его в текст.

Очень надеемся, что подробный ответ на рецензию проде­монстрирует, что наши расхождения с глубокоуважаемым рецензен­том (за исключением чисто научного вопроса о роли дополнитель­ного питания углеводами на заражаемость переносчиков) вызваны исключительно нашим стремлением сжать до минимума текст и, в результате, отсутствием подробных объяснений. В исправленный вариант текста внесены разъяснения, во все без исключения места, которые вызвали замечания рецензента.

Еще раз благодарим рецензента за то, что он выявил те места рукописи, которые можно было неверно понять.

С искренним уважением         С.П.Расницын

А.Б.Званцов

В.В.Ясюкевич

Забавно. Как позднее сказал мне сам А.Н. Алексеев, он и был рецензентом этой статьи.

 

ВОЗВРАТ К ОГЛАВЛЕНИЮ